Re: Венгерская "революция" 1956 года

ИСТИННАЯ история России и СССР

Модератор: Eskander

Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 00:29

23 октября 1956 года в Венгерской Народной Республике начались события, именуемые сегодня как «демократические выступления против сталинистского режима в Венгрии». Горбачев, Ельцин, Сергей Миронов и многие другие современные российские политики публично каялись перед венграми за события 1956 года. Предлагаю рассмотреть данные события с целью выяснения - что же это была за такая революция и почему это мы должны себе голову пеплом засыпать по этому поводу.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 00:43

Это версия российского корреспондента ВВС, которая стала фактически официальной версией наших нынешних руками водителей и которую нам внушают из зомбоящика. Я нарочно начал именно с этой версии. Что бы потом иметь возможность сравнить. Итак...

Венгрия. Гнев старшего брата
Артем Кречетников
Би-би-си, Москва

В отличие от России, где общинно-уравнительные ценности имели глубокие корни, в Восточную Европу коммунизм был принесен на штыках и не пользовался широкой поддержкой. Столкновение с социализмом по-сталински развеяло последние иллюзии рабочих и левых интеллектуалов. XX съезд КПСС вселил надежду на освобождение, или хотя бы на большую степень свободы.

Лидер и мученик

Ключевую роль в венгерских событиях сыграл человек с неоднозначной и трагической судьбой - Имре Надь. После событий 1956 года Имре Надь был казнен. Попал в плен во время брусиловского прорыва, в России стал убежденным марксистом, участвовал в гражданской войне на стороне красных. В 1920-х годах создавал в Венгрии компартию, потом работал в Коминтерне, в 1945-м вернулся на родину, чтобы стать членом правительства и политбюро.
В 1989 году по указанию председателя КГБ Крючкова в СССР предали гласности секретные архивные документы, согласно которым Надь был осведомителем и доносил НКВД на венгерских эмигрантов.
Большинство венгров сочло публикацию клеветнической фальшивкой. Но, принимая во внимание нравы эпохи, это могло быть и правдой.
В 1938 году Надь был арестован Московским управлением НКВД и освобожден через четыре дня после вмешательства секретно-политического отдела союзного наркомата.
После смерти Сталина Москва порекомендовала странам "народной демократии" по примеру СССР разделить высшие партийные и государственные посты. Надь стал премьер-министром. Пост первого секретаря ЦК сохранил твердокаменный сталинист Матьяш Ракоши.
Венгерская экономика находилась в удручающем состоянии. Продукты выдавались по карточкам. Впервые за свою тысячелетнюю историю аграрная страна была вынуждена импортировать зерно.
Надь повысил зарплату рабочим, разрешил крестьянам выходить из кооперативов, а главное - заговорил во всеуслышание о недавних репрессиях и ошибочности курса на форсированную индустриализацию.
"Случилось чудо, - писал будущий президент демократической Венгрии Арпад Генц. - Миллионы людей рыдали у репродукторов".
Весной 1955 года Надя по настоянию Ракоши убрали из правительства как "правого уклониста", а в декабре исключили из партии. Но популярность опального политика только увеличилась.

Процесс пошел

После доклада Хрущева XX съезду (февраль 1956 года) недовольные режимом Ракоши получили возможность говорить, что всего лишь следуют примеру советских товарищей. Однако венгры были готовы пойти в расставании с прошлым гораздо дальше.
Центром свободных дискуссий стал созданный венгерским комсомолом "кружок Петефи". Его собрания проходили в самых больших залах Будапешта, а говорилось там такое, что у советских представителей волосы становились дыбом.
Венгры на советских танках 23 октября 1956 года
23 октября 1956 года. События начали разворачиваться стремительно и неожиданно
Венгерская номенклатура раскололась. Главный партийный орган "Непсабадшаг" назвал "кружок Петефи" "светочем подлинного марксизма".
В конце июня на заседании кружка один из ораторов открыто потребовал вернуть во власть Имре Надя. Шесть тысяч человек встали и устроили бурную овацию.
Через несколько дней пленум ЦК отправил Ракоши в отставку. Его сменил бесцветный партаппаратчик Эрне Гере, которого все рассматривали как промежуточную фигуру. Народ хотел Надя, который стал символом перемен, как Ельцин в России конца 1980-х.
На том же пленуме в политбюро вернулся еще один человек, который сыграет в истории Венгрии немаловажную роль - Янош Кадар. Бывший министр внутренних дел, он в 1951 году был обвинен в "троцкизме", после жестоких пыток приговорен к пожизненному заключению и освобожден после смерти Сталина.
6 октября в Будапеште торжественно перезахоронили останки расстрелянных шесть лет назад секретаря ЦК Ласло Райка и объявленных иностранными шпионами венгерских генералов.
2 октября был арестован бывший глава венгерской госбезопасности Михай Фаркаш, которого даже Хрущев называл "садистом" и "пугалом".
На следующий день Имре Надя восстановили в партии.

Реакция Москвы

Кремлевские лидеры считали, что владеют Восточной Европой по праву победителей во Второй мировой войне. Желания народов этих стран их мало интересовали, как, впрочем, и собственного. Советские танки у правительственных зданий в Будапеште
Несмотря на советские танки, правительство Венгрии в отставку не подало
После вторжения в Чехословакию в 1968 году американские и европейские эксперты придумают для этой политики определение: доктрина ограниченного суверенитета. Руководители СССР называли это антисоветской выдумкой, но скорей всего им просто не нравилось, что Запад называет лопату лопатой. О том, чтобы "отпустить" Венгрию, речь не шла. Спор велся между сторонниками жесткого курса и частичных уступок.
Крайне "ястребиной" позиции придерживался посол в Будапеште Юрий Андропов. Последовательным противником использования военной силы до конца оставался член Президиума ЦК КПСС Анастас Микоян. Большинство колебалось в зависимости от обстановки.
Хрущев, с одной стороны говорил о том, что "времена Коминтерна прошли", с другой - крайне болезненно воспринимал упреки коллег, что он-де всех распустил и поставил под угрозу завоевания социализма.
"Мы не можем допустить реставрации капитализма в Венгрии, потому что люди скажут: при Сталине такого не было", - объяснит он впоследствии Иосипу Броз Тито.
В июне блиц-визит в Будапешт нанес секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов. В июле Микоян провел в Венгрии девять дней под видом отдыха на озере Балатон. По возвращении оба посоветовали выждать.
Тем не менее еще в июле Министерству обороны поручили "на всякий случай" подготовить план военной операции.

Восстание

История рванула вскачь 23 октября, когда студенты Будапештского политехнического института решили провести митинг солидарности с жителями польской Познани, где в это время тоже шли народные выступления.
Новый лидер говорил о демократическом социализме и дружбе с СССР, и возможно, искренне в это верил. Он даже не потребовал вывести из страны советские войска
Пришло около двухсот тысяч человек - невероятно много для страны с населением в десять миллионов. Ораторы требовали свободных выборов, отмены цензуры и вывода советских войск. В парке разрушили гигантскую статую Сталина - остались только сапоги.
Студенты попытались проникнуть на радио, чтобы зачитать свои требования. Охрана открыла стрельбу. В ответ демонстранты захватили несколько полицейских участков и пунктов гражданской обороны, где хранилось оружие. К вечеру реальная власть в городе оказалась в руках восставших.
В тот же день Президиум ЦК КПСС принял решение ввести войска в Будапешт. От Гере добивались официальной просьбы, но убедившись, что он тянет время, Хрущев в 11 вечера приказал начинать операцию. В два ночи войска пришли в движение.
В 8 часов 13 минут 24 октября будапештское радио объявило, что во главе правительства стал Имре Надь.
Новый лидер говорил о демократическом социализме и дружбе с СССР, и возможно, искренне в это верил. Он даже не потребовал вывести из страны советские войска, а лишь попросил убрать их с улиц Будапешта, чтобы не раздражать народ.
Однако первые его шаги были с точки зрения Кремля вопиющей ересью. Надь назвал выступления 23 декабря народно-освободительным движением, пообещал многопартийную систему, распустил госбезопасность, отменил цензуру и назначил министрами оппозиционных интеллектуалов.
Советское руководство, как в Москве в августе 1991-го, рассчитывало, что один вид танков приведет население к повиновению. Планировали обойтись силами войск, постоянно расквартированных в Венгрии, - двух механизированных дивизий, сведенных в особый корпус под командой генерала Петра Лащенко. Военнослужащие получили приказ не применять силу.
Но вышло по-другому. В танки и БТРы полетели бутылки с зажигательной смесью. Сгорело восемь машин, потери составили 20 человек.
В ответ советские командиры на другой день открыли огонь по демонстрантам на площади Кошута. Было убито 60 венгров.
Хотя танки встали перед правительственными зданиями, Имре Надь не подавал в отставку.
Неизвестно было, как поведет себя венгерская армия в случае попытки сместить Надя силой или массовых столкновений между советскими войсками и населением. Ввязываться в бои, даже с заведомо слабейшим противником, в Москве не хотели.
Советская разведка пугала руководство донесениями о "концентрации натовских сил на австрийских аэродромах". Австрия была нейтральным государством, так что "концентрироваться" на ее территории никто не мог. Мир в те дни действительно посылал в Венгрию гуманитарную помощь. Для этого использовались и военно-транспортные самолеты, как в бывшем СССР в 1991-92 годах, но все делалось открыто, и каждую партию груза могли осмотреть независимые наблюдатели. Тем не менее, непредсказуемость реакции Запада тоже усиливала опасения Москвы.
С 28 октября по 2 ноября Президиум ЦК КПСС непрерывно обсуждал положение в Венгрии, прерываясь лишь на еду и сон. За силовое подавление "контрреволюции" выступал один Климент Ворошилов, утративший к тому времени всякое влияние. Остальные, включая министра обороны Жукова, высказывались в том духе, что войска надо выводить и искать общий язык с Надем, который, хоть и не вполне "наш" человек, зато способен контролировать ситуацию.
30 октября советские войска покинули Будапешт. По воспоминаниям командующего Лащенко, Андропов устроил ему форменный скандал, но генерал отмахнулся от его доводов, сказав после встречи своим офицерам: "Посол желает войти в историю".
События в Венгрии вполне могли пойти по польскому сценарию, где руководство СССР смирилось с приходом к власти "правого оппортуниста" Владислава Гомулки, оказавшегося в конце концов вполне приемлемой для Кремля фигурой.

Роковые выстрелы

Во время восстания в Будапеште в 1956 году
Вооруженное восстание было подавлено быстро и жестко
Все переменилось 31 октября, когда демонстранты окружили здание будапештского горкома партии, считавшегося оплотом консерваторов. Поначалу они вроде бы хотели только "разогнать сталинистов". Но тут раздались выстрелы, на площади появились убитые и раненые. Разъяренная толпа ворвалась в горком и линчевала около двадцати человек, включая первого секретаря Имре Мезе. По всему городу начали отлавливать и вешать на деревьях офицеров госбезопасности, которых опознавали по одинаковым желтым ботинкам, выданным в хозяйственном управлении.
До сих пор не ясно, кто устроил побоище перед горкомом. Советские официальные историки возлагали вину на "банды эмигрантов-хортистов", якобы переброшенные из ФРГ и Австрии, хотя ни одного боевика-эмигранта впоследствии поймать не удалось. По другим данным, провокацию организовали венгерские чекисты.
Так или иначе, расправы резко изменили настроения в Москве. Не успели вывести войска из города, и вот результат - таков был лейтмотив выступлений на Президиуме ЦК.
Общую позицию суммировал Суслов: "Только с помощью оккупации можно иметь правительство, поддерживающее нас".

Разный выбор

Еще более тяжелый выбор встал перед старым коммунистом Имре Надем. Просить защиты от восставшего народа у советской армии или идти с ним до конца?
Памятник Сталину в Будапеште разрушили, но для смены власти этого оказалось недостаточно
1 ноября венгерское правительство сделало радикальный шаг: денонсировало Варшавский Договор, заявило о нейтралитете и потребовало вывода иностранных войск.
Другой выбор сделал Янош Кадар. Проголосовав на заседании кабинета вместе со всеми, он на другой день тайно вылетел в Москву. 3 ноября там было сформировано Рабоче-крестьянское правительство Венгрии. 4 ноября его членов доставили в советскую ставку в Сольноке. 7 ноября новый правитель въехал на советском бронетранспортере в покоренный Будапешт.

Операция "Вихрь"

Для участия в операции "Вихрь" было выделено 17 дивизий: 60 тысяч военнослужащих и шесть тысяч танков. Командовал первый заместитель министра обороны, знаменитый военачальник Второй мировой войны маршал Иван Конев.
Чтобы обезглавить венгерскую армию, министра обороны Пала Малетера и начальника генштаба Иштвана Ковача с группой старших офицеров 3 ноября пригласили на советскую военную базу якобы для переговоров о сроках и условиях вывода советских войск, а там арестовали.
В ночь на 4 ноября дивизии Конева начали наступление на Будапешт. Маршал приказал войскам "оказать братскую помощь венгерскому народу в защите его социалистических завоеваний, в разгроме контрреволюции и ликвидации угрозы возрождения фашизма".
В начале шестого утра Имре Надь в последний раз обратился к народу по радио, обвинив СССР в агрессии.
Венгерским военным советское командование приказало оставаться в казармах, грозя в противном случае уничтожением. Большинство подчинилось, но некоторые вступили в бой вместе с вооруженными рабочими и студентами.
Конев применил ту же тактику, которую использовал одиннадцатью годами ранее при штурме Берлина: бросил на узкие улицы европейского города массу танков. Защитники Будапешта забрасывали их "коктейлями Молотова" и стреляли с верхних этажей. За три дня боев погибли 2652 венгра и 640 советских военнослужащих, ранены были соответственно 19226 и 1251 человек. 26 солдат и офицеров за участие в необъявленной войне стали Героями Советского Союза.

Расправа

Разбираться с "контрреволюцией" прибыл председатель КГБ Иван Серов. Начались массовые аресты. Создавать лагеря в маленькой стране, где все на виду, было не с руки, и задержанных вывозили на территорию СССР.
Замминистра внутренних дел Михаил Холодков, командированный в Закарпатскую область, докладывал своему руководству, что Серов приказал приготовиться к приему 4-5 тысяч человек.
Заключенные в одном из эшелонов сумели выбросить на ходу записку, что их отправляют в Сибирь. Венгерские железнодорожники объявили всеобщую забастовку. Серов приказал впредь пользоваться закрытыми грузовиками.
Мемориальная доска на посольстве Сербии в Будапеште
В эти дни на здании бывшего посольства Югославии в Будапеште открыта мемориальная доска
На просьбу Кадара освободить бывшего вице-премьера в правительстве Надя, уважаемого академика Ференца Эрдеи, глава КГБ ответил: "Делать уступки не следует, так как малейшая уступка реакционерам влечет за собой ряд дополнительных требований".
За свою деятельность в Венгрии Серов получил полководческий орден Кутузова I cтепени.
Имре Надь и некоторые его министры 4 ноября укрылись в югославском посольстве. На следующий день советский танк обстрелял здание, погиб советник посольства Милованов. Тем не менее, Тито отказался выдать венгров. Тогда Надю и его соратникам обещали беспрепятственный вылет в Белград в сопровождении югославских дипломатов. Но автобус направился из посольства не в аэропорт, а во двор венгерского МВД, где югославам велели отправляться домой, а членов свергнутого правительства арестовали.
Сначала их вывезли в Румынию и содержали в комфортабельных условиях, но в апреле 1957 года вернули в Венгрию и судили закрытым процессом.
Надь, бывший министр обороны Малетер и публицист Миклош Гимеш были приговорены к расстрелу, остальные - к разным срокам заключения.
Просить о помиловании осужденные отказались.
Распространено мнение, что Надя казнили под давлением СССР. Однако современный российский историк Леонид Млечин, изучавший архивы ЦК КПСС и беседовавший с участниками событий, утверждает, что Хрущев не хотел крайностей, а предлагал отправить Надя преподавать в какой-нибудь провинциальный институт. Согласно Млечину, Кадар настоял на расстреле и якобы даже сам присутствовал при казни. Таким образом, он отомстил Надю, которого считал одним из виновников собственного ареста и истязаний в 1951 году.

Гуляшный социализм

Утвердивишись у власти, Кадар не стал закручивать гайки, а наоборот, провел невиданную по меркам советского блока либерализацию. Трудно сказать, чего здесь было больше - прагматизма или угрызений совести.
Венгрия была единственной страной соцлагеря, к которой Запад не имел претензий по части прав человека
После казни Надя в Венгрии не было политических репрессий. Интернированных в СССР вскоре вернули на родину. Затем осужденные по делам, связанным с событиями 1956 года, получили амнистию. Желающим не мешали эмигрировать.
Венгрия была единственной страной соцлагеря, к которой Запад не имел претензий по части прав человека.
Кадар перевел экономику на хозрасчет, разрешил кооперативы и индивидуальную трудовую деятельность, а главное - радикально урезал военные расходы. Ни советские, ни натовские стратеги венгерскую армию в своих выкладках не учитывали.
Все это вкупе с дешевой нефтью позволило обеспечить относительно высокий уровень жизни. Социализм по-кадаровски венгры окрестили "гуляшным".
Секретарь ЦК по идеологии Дьердь Ацел, которого, как вспоминают осведомленные люди, в Москве недолюбливали за еврейское происхождение и нежелание выпивать и играть в домино с советскими "товарищами", сумел найти общий язык с интеллигенцией.
Кадар умер в 1989 году через три недели после торжественного перезахоронения останков Имре Надя.
Венгрия первой из стран Восточной Европы распрощалась с прежним режимом, и сделала это наиболее мирным и безболезненным образом. Правящая партия добровольно преобразовалась в социал-демократическую и отказалась от монополии на власть.
За давностью лет спрашивать за события 1956 года оказалось не с кого. Венгрия - единственное постсоциалистическое государство, где не предпринималось даже попытки судить кого-либо за прошлое.
Михаил Горбачев и Борис Ельцин публично признали подавление венгерского восстания ошибкой. Власти страны удовольствовались этим и не требуют от Москвы официальных извинений, тем более материальной компенсации, предпочитая участие в выгодных проектах по транспортировке российского газа в Европу.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 00:50

А это уже статья, опубликованая в журнале "Новая экономика", № 9-10, 2006. С.75-103. Журнал белорусский!!! Ссылка на журнал http://neweconomics.info/issues.php. Что интересно - там есть архив журналов за 2006 год. Указанный номер 9-10 - у меня не открылся. Что бы это значило?? Статью перепостил отсюда http://www.evangelie.ru/forum/t28306.html. На мой взгляд данная статья наиболее подробно и объективно разъясняет что же там происходило.

Венгерский мятеж 1956 года


(к 50-летию усмирения)


События в Венгерской Народной Республике (ВНР) 1956 года, именуемые сегодня как «демократические выступления против сталинистского режима в Венгрии» являются одной из трагических страниц послевоенной истории, обросшей мифами. Сегодня эссеистами «свежей струи» постсоветского пространства рисуются и тиражируются светлые образы мадьярских подпольщиков, боровшихся якобы за свободу и независимость, демократию и, возможно, права различных меньшинств. Ныне считается, что процесс этот был «подавлен в результате военного вмешательства СССР». К такому выводу пришли в «Институте истории революции 1956 г.», «Государственном комитете по 50-летней годовщине революции 1956 г.», будапештском институте «Открытое общество» (Фонд Сороса), ряде вузов РФ [5]. Что же произошло на самом деле в Венгрии в 1956 г.? Почему спустя полвека радикально меняются оценки в официальной историографии? Что происходит с исторической памятью наших народов?
Венгерский вооруженный мятеж октября 1956 г., несомненно, не спонтанное выступление недобитых на Балатоне фашистов, но кульминация тщательно готовившегося заговора. Кто, как и где его готовил, кто сегодня предстает в светлом образе борца за независимость Венгрии, каковы были цели и задачи участников мятежа, почему они потерпели поражение – эти и другие вопросы приобретают особую актуальность для потенциальных жертв «цветных революций». В свете политической безграмотности и исторической амнезии отдельных глав западных государств [29] сразу отметим: рассматриваемые события новейшей европейской истории достигли своей кульминации в конце октября – начале ноября 1956 года в форме попытки вооруженного мятежа, подавленного в ходе миротворческой операции с участием советских войск.
После трагической смерти вождя Советского государства И.В.Сталина 5 марта 1953 г. в СССР наступил непродолжительный период «холодной весны». Траурно-холодной она была для советских тружеников и настоящим праздником для тысяч амнистированных и условно-досрочно освобожденных заключенных (в т.ч. и уголовных элементов). Сменившая «холодную весну 1953-го» хрущевская «оттепель» не только привела к ломке народно-хозяйственной и идеологической систем Советского Союза, но и дала мощный импульс «десталинизации» так называемого «Советского блока» - стран «народной демократии» Центральной и Восточной Европы [11; 22; 28]. Особенно сильно данные процессы затронули Венгрию, Албанию и Румынию.
Не все из указанных стран приняли «цу» нового советского генсека на «десталинизацию». Свое «особое мнение» по поводу оценки роли И.В.Сталина в советской и мировой истории и новых веяний из Москвы до конца жизни отстаивали лидеры ряда стран, ставших на путь социалистического строительства. Среди них следует упомянуть «великого кормчего» Мао,[1] Н.Чаушеску,[2] Э.Ходжи,[3] М.Ракоши[4] и др., но также было бы несправедливым не отметить видных советских общественно-политических лидеров, хозяйственников, ученых, военных – например, лидера КПБ Кирилла Мазурова.[5]
В отличие от них уже в июле 1953 г. новое правительство Венгерской республики во главе с И.Надем[6] стало на путь отказа от курса на ускоренную индустриализацию и коллективизацию советского образца, внедряя капиталистические элементы в экономике [2; 3; 6; 13]. В стране началось оживление общественной жизни: активно выдвигались альтернативные прежнему официальному курсу общественные инициативы, были освобождены политзаключенные, практически снят контроль с диссидентов, поощрялись критические статьи в прессе. Критика ошибок и перегибов предыдущего этапа развития как в партийной, так и хозяйственной жизни логично пришла к постановке вопроса о продолжении построения социализма в Венгрии. В рядах интеллигенции – главным образом в среде писателей и журналистов – оформилась мощная оппозиционная фронда [3; 13; 25-27; 30].
«Новый курс» первоначально был одобрен официальной Москвой, на некоторое время погрузившейся во внутренние проблемы в связи со смертью И.В.Сталина. Однако вскоре политическое и партийное руководство СССР стало выражать явную обеспокоенность вектором политики И.Надя, расколом в рядах партии и интеллигенции. С другой стороны, «изнутри» в контрнаступление против мелкобуржуазного либерализма «Нового курса» перешли консервативные просоветские силы во главе с первым секретарем центрального руководства Венгерской партии трудящихся (ВПТ) М. Ракоши. Таким образом, партии произошел раскол с выделением левого и правооппортунистического уклонов.
В апреле 1955 г. И.Надь был смещен со своего поста, в декабре – исключен из партии. Его «Новый курс» был признан ошибочным, извращением в практике социалистического строительства. И.Надь, оставаясь на прежней платформе, вместе с единомышленниками (Геза Лошонци и др.) перешел к внутрипартийной фракционной борьбе. Печально известный своими последствиями ХХ съезд КПСС 1956 г. стал новым стимулом активизации сформировавшейся внутрипартийной правой оппозиции в ВПТ. Одновременно активизировалась деятельность антисоветского подполья в Венгрии, поддерживаемого фашистской эмиграцией и западными спецслужбами, рассматривавшего И.Надя в качестве «идеологического тарана» политической системы социалистической Венгрии. Внутрипартийная оппозиция имела ореол гонимых реформаторов, развернув бурную деятельность в кругах студенчества и молодой интеллигенции, создавая дискуссионные политические клубы («кружок Петефи» и др.), используя СМИ – в том числе и зарубежные.
Главный соперник И.Надя также не остался на своем посту. 18 июля 1955 г. Пленум ЦК ВПТ принял отставку М.Ракоши. Первым секретарем ЦК ВПТ был избран один из ближайших его соратников - Э.Гере. Очевидно: советское политическое руководство не могло оставаться безучастным к кадровым перестановкам в руководстве ВНР, погружавшейся в трясину кризиса. Массовые репрессии, грубые перекосы в кадровой политике (резкое увеличение лиц еврейской национальности в парт-госноменклатуре) в купе с серьезными экономическими проблемами предопределили одобрение официальной Москвой смены высшего руководства Венгрии [1].
Позицию Советского Союза как сверхдержавы и куратора стран народной демократии представлял посол СССР в Венгрии Ю. В. Андропов.[7] В своей линии он опирался, прежде всего, на консервативные силы в венгерском руководстве, отстаивая их интересы. Однако неопределенность Москвы относительно будущего «Восточного бока» внесла свои коррективы. Прибывший с визитом в Будапешт в июле 1956 член Президиума ЦК КПСС А. И. Микоян озвучил согласие компартии Советского Союза на отставку М. Ракоши. Данный шаг был воспринят венгерской оппозицией и зарубежными центрами как явный признак слабости как московского, так и венгерского политического руководства.
6 октября 1956 г. состоялась многотысячная демонстрация, свидетельствовавшая о силе оппозиционных настроений в венгерском обществе. Оппозиция пробовала на прочность политическую систему социалистической Венгрии, наблюдала реакцию политического руководства страны и ее спецслужб. 13 октября в Будапеште под предлогом солидарности с польскими реформаторами (события июня-октября 1956 г. в ПНР) состоялась еще одна демонстрация, переросшая в вооруженный мятеж под националистическими лозунгами. Со стороны безнаказанных оппозиционеров начались акции террора в отношении преданных партийному руководству страны госслужащих, советских студентов и находящихся по обмену молодых специалистов. Из подполья приступили к активным действиям члены право-националистического подполья, объединявшегося вокруг таких организаций, как «Меч и Крест», «Белая гвардия», «Дивизия Ботонд», «Союз кадетов», а также «Белые партизаны», «Кровавый договор», «Венгерское движение сопротивления», «Движение национального сопротивления» и др. [4]. Западные радиостанции прямо призывали их к активной борьбе, обнадеживая обещаниями в любой помощи. К примеру, 13 октября прозвучал призыв: «Требуйте вывода частей Советской Армии, обнародования соглашений и расчетов между СССР и Венгрией, требуйте демократии вместо демократизма, независимости вместо опекунства!» [4].
23 октября 1956 в столице Венгрии прошли демонстрации молодежи и трудящихся общей численностью около 200 тыс. чел. под лозунгами демократических перемен. В числе организаторов и руководителей данных мероприятий «первую скрипку» играли деятели оппозиции, в результате чего шествия и митинги переросли в массовые беспорядки. К 15 часам демонстрация полностью контролировались радикальной оппозицией; к вечеру вспыхнул масштабный вооруженный мятеж. В разных частях города выступили бандгруппы, вооруженные пулеметами, автоматами, гранатами, самодельными напалмовыми бомбами. Вскоре они захватили радиостанции, оружейные заводы «Данувия» и «Лампадьяр», военные объекты, полицейские и армейские арсеналы [4; 8; 12; 24]. Э.Гере обратился к официальной Москве с просьбой помочь навести порядок в Будапеште, прислать на помощь войска. В ВНР было введено чрезвычайное положение.

[1] Мао Цзэдун (1893-1976) – лидер Китайской народной республики (КНР). Один из основателей компартии Китая (КПК), с 1943г. - Председатель ЦК КПК. В 1954-1959гг. - Председатель КНР. Автор политики «большого скачка» 1958-1960гг. и «культурной революции» 1966-1976гг.

[2] Чаушеску (Ceausescu) Николае (1918-89) - лидер Румынии. С 1955г. – один из лидеров Румынской компартии, с 1965г. - ее Генсек. С 1974 г. - Президент Румынии. В 1967-1974 гг. - Председатель Государственного совета. Свергнут в ходе декабрьского восстания 1989г. и расстрелян вместе с супругой Еленой.

[3] Ходжа (Noxha) Энвер (1908-1985) – лидер Народной Республики Албания (НРА). С 1954г. - Первый секретарь (в 1948-54 генеральный секретарь) ЦК Албанской партии труда (АПТ). В 1946-1954 гг. председатель Совета министров НРА.

[4] Ракоши Матьяш (1892-1971) - венгерский государственный деятель, лидер венгерского и международного коммунистического движения. Член компартии Венгрии с ноября 1918 г. В 1919 г. - нарком правительства Венгерской Советской республики. В 1920-1924 гг. - в аппарате Коминтерна. В 1925 г. – в тюремном заключении за участие в подпольном коммунистическом движении в хортистской Венгрии. В 1940-1945 гг. - в эмиграции в СССР. В 1945-1948 гг. - Генеральный секретарь ЦК Венгерской компартии. В 1948-1953 гг. - Генеральный секретарь ЦК Венгерской партии трудящихся, в 1953-1956 гг. – ее Первый секретарь. В 1952-1953 гг. - Председатель Совета Министров ВНР. Во время мятежа 1956 г. смещен со всех постов и эмигрировал в СССР. В 1962 исключен из ВСРП. Умер в СССР.

[5] Мазуров Кирилл Трофимович (1914-1989) – белорусский советский политический деятель, Герой Социалистического Труда (1974). В 1942-1943гг. - Секретарь подпольного ЦК ЛКСМ Белоруссии. В 1946-1947гг. – Первый Секретарь ЦК ЛКСМ Белоруссии. С 1953г. - Председатель Совета Министров БССР, с 1956г. – Первый Секретарь ЦК компартии Белоруссии (КПБ). В 1965-78 – Первый заместитель Председателя Совмина СССР. С 1986 г. - Председатель Всесоюзного совета ветеранов войны и труда. Член ЦК в 1956-1981, член Политбюро (Президиума) ЦК КПСС в 1965-1978 гг.

[6] Надь (Nagy) Имре (1896-1958) - венгерский государственный и политический деятель. Член РКП(б) с 1917г., участник Гражданской войны в России. В 1930-1944гг. - в советской эмиграции. С 1944г. - министр в коалиционных и коммунистических правительствах Венгрии. В 1949 г. за правоуклонистские позиции в аграрном вопросе выведен из состава Политбюро. В 1953-1955гг. - Председатель Совета министров Венгрии. Провозгласил либеральный мелкобуржуазный «новый курс». В 1955г. смещен со своего поста, став лидером антисталинской оппозиции в Венгрии. Во время вооруженного мятежа 23 октября 1956 г. по требованию его зачинщиков 24 октября 1956 г. провозглашен главой правительства. 4 ноября после захвата Будапешта советскими войсками укрылся в посольстве Югославии, откуда 22 ноября был выдан законному венгерскому правительству. В июне 1958 г. И.Надь обвинен коллегией народного суда при Верховном суде Венгрии в «организации заговора и предательстве родины» с вынесением смертного приговора. В 1989 г. посмертно реабилитирован; ныне считается национальным героем Венгрии.

[7] Андропов Юрий Владимирович (1914-1984), генеральный секретарь ЦК КПСС (1982-1984), председатель Верховного Совета СССР (с 1983), Герой Социалистического Труда (1974). С 1936 – на комсомольской работе, в 1940 г. - Первый секретарь ЦК ЛКСМ Карелии. В годы Великой Отечественной войны проявил себя как один из организаторов партизанского движения в Карелии. С 1947 Второй секретарь ЦК КП(б) Карелии. В 1951-1952 гг. - в аппарате ЦК КПСС. В 1953-1957 гг. - посол СССР в Венгрии; активно проявил себя в венгерских событиях 1956 г. и в 1980 г. настаивал на проведении аналогичной акции против готовящей переворот оппозиции в Польше. С 1957 г. - заведующий отделом соцстран ЦК КПСС. В 1964 г. – один из участников смещения Н.Хрущева. В 1962-1967 и с мая 1982 г. - секретарь ЦК КПСС. Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС с 1967 г.; член Политбюро с 1973 г. В ноябре 1982 г. избран Генеральным секретарем ЦК КПСС. В 1967-1982 гг. - Председатель КГБ СССР, генерал армии (1976г.). С июня 1983 г. совмещает должность Генерального секретаря партии с постом Главы государства - Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Активный борец с врагами советской политической системы – диссидентами и коррупционерами. Возглавляя партию и государство, с помощью преимущественно административных мер пытался остановить кризис перерождение партии и латентный кризис СССР.
24 октября оружие с захваченных складов раздавалось вдохновленной речами хортистских агитаторов молодежи прямо на улицах города; тут же она пополняла ряды незаконных вооруженных формирований. Такой поворот событий тщательно готовился подконтрольными западным спецслужбам эмигрантскими центрами и подпольем внутри страны, по крайней мере - с зимы 1956 г. [4].
24 октября дезориентированное партийное руководство Венгрии обратилось за помощью к Советскому Союзу и другим странам ОВД. В целом же партийно-государственные структуры Венгрии находились в параличе; система власти и управления как в центре, так и на местах начала рушиться. Власть переходила к формировавшимся вооруженной оппозицией «национальным комитетам» и «рабочим советам» под вывеской «движения за очищение народной власти». В то же время активизировалась активность западных спецслужб и пропагандистских центров, особенно западногерманской разведки, руководимой бывшим нацистским генералом Геленом. Сегодня многие предпочитают замалчивать тот факт, что костяк его агентурной сети составляли бывшие нацисты и коллаборационисты, верно служившие на фронтах «холодной войны» с благословения А.Даллеса и канцлера К.Адэнауэра. Западногерманской разведке принадлежит ключевая роль в окормлении венгерских эмигрантских центров в ФРГ и Австрии – в Мюнхене, Вене, Зальцбурге, Граце, Линце и др., принявших активное участие в мятеже 1956г. и дальнейших спецоперациях против стран народной демократии. Не только советским разведчикам, но и западным журналистом было хорошо известно о том, что американские, испанские, западногерманские инструкторы в специальных лагерях готовили к диверсионно-подрывной деятельности венгров из числа бывших эсесовцев и членов фашистских организаций. Недостатка в добровольцах не было и в других странах НАТО. Вооруженные группы готовились также во Франции, в Великобритании и других странах. К примеру, созданный вскоре после войны нилашистским генералом А. Зако «Союз венгерских братьев по оружию», объединял офицеров‑эмигрантов и имел филиалы в Западной Германии, Австрии, Франции, Великобритании, США. Будучи милитаризированной, хорошо организованной и вооруженной организацией, данный «Союз» проводил активную разведывательно-диверсионную деятельность [4]. Значительную роль сыграли эмигранты из числа аристократов, потерявших слишком многое при свержении режима Хорти-Салаши. Посему они не скупились ради шанса не только вернуть утраченное имущество и политическое влияние, но и компенсировать свои «хлопоты». Например, осевший на «туманном Альбионе» венгерский эмигрант барон Хайду укомплектовал для заброски в Венгрию отряд из 500 человек [12]. Американские «ястребы «холодной войны» не только морально и информационно поддерживали противников социалистического развития стран народной демократии, но и организационно и финансово. Среди десятков специально созданных правительственных и неправительственных организаций следует особо отметить Комитет «Свободная Европа» и организацию «Крестовый поход за свободу», объединявших бомонд деловых, политических, военных и клерикальных кругов США. Основным донором организации и подготовки антисоветской оппозиции также являлись Соединенные Штаты, развивавшие гегемонистские планы в послевоенном мире [30]. Вашингтонские «ястребы» не останавливались перед угрозой открытого военного вторжения, чему пример – не только война в Корее, но и ряд действующих до сих пор законов «холодной войны» и пресловутых «поправок». В числе таковых следует назвать знаменитый закон «О порабощенных народах», предусматривающий расчленение России. В этом же ключе выдержан и «закон Лоджа» от 12 октября 1951 г., предусматривающий создание вооруженного «иностранного легиона» из восточноевропейских эмигрантов. Планировалось, что к 1955 г. его численность достигнет 25 тыс. чел. [4]. По утвержденному американским Конгрессом закону «о взаимном обеспечении безопасности» от 12 октября 1951 г. ежегодно выделялось 100 млн. долл. (не считая вливаний из других фондов) на финансирование подрывной деятельности в СССР и странах народной демократии. Летом 1956 г. дополнительно к данной сумме Конгресс США ассигновал еще 25 млн. долл. [4]. Деньги предназначались «для лиц, бежавших из этих стран или районов», «для сформирования из этих лиц подразделений вооруженных сил, поддерживающих организацию Североатлантического договора, либо для других целей» [4; 12]. Весной 1955 г. была принята «Программа политического наступления против коммунизма». Советские аналитики охарактеризовали ее следующим образом: «Эта программа предусматривала организацию, поддержку и снабжение вооруженных контрреволюционных банд в странах народной демократии, причем имелось в виду использовать эти вооруженные банды для организации антигосударственных мятежей» [12]. Автор программы – уроженец Минской губернии Давид Сарнов, успешный американский бизнесмен и влиятельный политик – был назван в «Правде» «поджигателем войны» [18]. С тех пор практика американских властей в отношении неугодных режимов не изменилась ни на йоту: десятки миллионов долларов выделяются ежегодно на свержение неугодных режимов в различных сторонах света. К примеру, на свержение «режима Лукашенко», которого в официальных документах Госдепа и Конгресса США именуют «диктатором», на ближайшие два года выделяется около 60 млн. долл. – в дополнение к десяткам миллионов, потраченных на эту цель ранее. Конгресс США в 2006 г. принял специальный закон, известный как «О демократии в Белоруссии» [18]. В соответствии с ним начался новый этап в информационно-психологической войне против Республики Беларусь. С начала века около десятка зарубежных радиостанций и телеканалов ведут вещание на белорусскую аудиторию с целью пробудить у нее мотивацию к активной борьбе с «режимом Лукашенко». В этом отношении роль «белорусской редакции «Радио «Свобода» мало чем отличается от «венгерской секции «Свободной Европы» в 1950-е гг. Уехавшим на Запад оппозиционерам охотно предоставляется статус политических беженцев (З.Позняк и др.). С ними проводится серьезная организационная работа с участием американских чиновников высшего ранга. Аналогичные действия предпринимают союзники США по НАТО. С весомыми основаниями можно говорить о том, что передовой «холодной войны», полигоном для апробирования технологии «цветных революций» явились страны «народной демократии», в частности – Венгрия. Секретарь ЦК ВСРП Янош Берец посвятит направленной против его страны спецоперации «Фокус» отдельную монографию [4]. К сожалению, ее мало анализировали как во время «перестройки», так и в наше время.
Советские и венгерские спецслужбы отметили организационно-мобилизационные мероприятия войск НАТО в приграничных с ВНР районах. 24 октября в Совет Министров СССР поступила телеграмма от Председателя Совета Министров Венгерской Народной Республики: «От имени Совета Министров Венгерской Народной Республики прошу правительство Советского Союза прислать на помощь советские войска в Будапешт для ликвидации возникших в Будапеште беспорядков, для быстрого восстановления порядка и создания условий для мирного созидательного труда» [12]. Части Особого корпуса Советской Армии, расквартированные в Венгрии после окончания Второй мировой войны ночью того же дня выдвинулись к Будапешту и венгерско-австрийской границе согласно секретному плану чрезвычайных действий «Компас». Данная миротворческая операция осуществлялась на основе Варшавского Договора [19, с.532] и имела целью психологическое давление как на бесчинствующих оппозиционеров, так и на потенциальных агрессоров – войск НАТО, готовых им прийти на помощь. 24 октября части Особого корпуса пополнились силами 128-й гвардейской стрелковой дивизии Прикарпатского военного округа и 33-й механизированной дивизии отдельной мехармии, переброшенной из Румынии. Передислокация советских войск была использована в информационной войне венгерской оппозицией и западными пропагандистскими структурами. Мятеж получил отчетливо выраженный националистический, фашистский, антисоветский характер. Указывая на виновных в трудностях послевоенного развития молодой социалистической Венгерской республики, оппозиционеры также указывали на непропорционально большой процент евреев на руководящих постах, ввиду чего появился отчетливо выраженный антисемитский оттенок. По всей Венгрии прокатилась волна кровавых погромов, жертвами которых стали венгерские партийные и советские работники, советские дипломаты, советские солдаты и офицеры, но, прежде всего - члены их семей [12; 14; 24]. Ветераны вспоминают, что обезображенные трупы выброшенных из окон женщин и детей советских военнослужащих, поднятых по тревоге и убывших в свои части буквально устилали тротуары. Так было в г. Дебрицен, в районе которого после войны была расквартирована советская авиачасть [14]. В другом месте головы жен и детей советских танкистов, убывших в часть по тревоге, были насажены на чугунную ограду; распотрошенный труп советского офицера выставлялся на всеобщее обозрение в бакалейной лавке вместе с сопутствующими товарами… Вряд ли данные факты можно объяснить возмущением венгерских крестьян и рабочих экспортом в СССР своего консервированного горошка или поставками из Союза хлопка, чугуна и промышленного оборудования. Невозможно также сказать, что Венгрией руководили русские, что могло бы расцениваться как уничижение национального самолюбия. Очевидно: кровавая вакханалия чудовищного садизма – отнюдь не дело мирных тружеников полей и заводских цехов, что наглядно демонстрируют материалы следствия. Амнистированные чиновники и офицеры гитлеровского вассала Хорти явились пятой колонной в социалистической Венгрии, основными акторами кровавого мятежа. С момента начала первых беспорядков в страну через западные границы хлынула волна политэмигрантов и их наемников, недобитых фашистов, беглых диссидентов-эмигрантов (Надь Ференц и др.). Они прибыли на щедро удобренную оппозиционными структурами идеологическую почву, давшую местами обильные всходы ненависти к венгерскому режиму с яркими оттенками антисоветизма и русофобии, в чем значительная заслуга западных радиостанций, особенно «Свободной Европы» [2; 30]. Поэтому налегке и без боязни земельные магнаты вроде графа Эстерхази, заводчики и торговцы ринулись в уезды с твердым намерением вернуть утраченное. Они легально обосновались в Будапеште и регулярно справлялись о котировках на лондонской бирже начавших расти в цене акций своих бывших предприятий [12]. Из Лиссабона к американскому президенту взывал престарелый гитлеровский вассал адмирал Хорти, призывавший вместе с сыном к расправе над коммунистами. Свои симпатии мятежникам высказали также Отто Габсбург и сын бывшего гитлеровского наместника в Венгрии Гембеш [12]. Американские сенаторы, шеф ЦРУ, госсекретарь и другие влиятельные политики не скупились на решительные призывы народов соцстран к свержению своих режимов, их риторика стала более радикальной с начала 1956 года. Анализ западной прессы развеивал сомнения: Запад признает любой режим, который вырвет социалистическое государство из цепи «советского блока». Открытое вмешательство стран НАТО (в частности – США) во внутренние дела Венгрии осуждалось в безуспешных нотах протеста МИД ВНР.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 00:52

Венгерский мятеж 1956 г. Продолжение

Зачинщики мятежа в самой Венгрии добивались назначения И.Надя главой правительства, стремясь сохранить хотя бы видимость легитимности и преемственности власти при реализации своей программы. Правящая ВПТ пошла на уступки: 24 октября И.Надь обрел полномочия главы правительства. Новый премьер сразу же преступил к реализации программы оппозиции, однако его первые шаги были достаточно осторожны. И.Надь был вынужден считаться с мнением правящей партии, в высшее руководство которой он был введен по убедительным просьбам ряда членов ЦК советской компартии. В Советском Союзе еще надеялись на компромисс и мирное урегулирование «венгерского кризиса». Венгерская партноменклатура не имела единства, склоняясь к стратегии уступок и считала нового премьера компромиссной фигурой, решившись также на замену на посту Первого секретаря ВПТ его давнего оппонента - Э.Гере на Я.Кадора. С целью повышения управляемости в стране, 26 октября в ВНР был образован временный орган, объединивший функции правительства и ЦК ВПТ – Директория. В нее вошли И. Надь, Я. Кадар, А. Хегедюш, Ф. Мюнних , А. Апро, З. Санто.
25 октябрявошел в историю ВНР как «кровавый четверг»: толпа оппозиционеров устроила в столице кровавую расправу над сотрудниками венгерской госбезопасности, партфункционерами и подозреваемыми в нелояльности к идеалам «революции» случайным прохожим. В тот же день новый премьер в своем выступлении назвал введение советских войск «необходимым ради жизненных интересов нашего социалистического строя» [12]. Однако вскоре И.Надь попросил правительство СССР вывести советские войска из столицы, что якобы должно было способствовать нормализации обстановки [9, с.170]. Но на самом деле это развязало руки группам вооруженных оппозиционеров, подавлявших сопротивление венгерских рабочих и военных.
Используя эскалацию обстановки, 27 октября И. Надь формирует новое правительство, вводя в его состав представителей оппозиционных партий. 28 октября по радио премьер‑министр И. Надь объявил о победе «национально‑демократического движения», потребовав вывода советских войск из Будапешта [4].
Среди первых инициатив нового премьера декларировались обеспечение независимости Венгрии и проведение свободных выборов. На практике же новое правительство приступило к реализации курса, который сторонники социалистического пути развития как в ВНР, так и за рубежом охарактеризовали как «контрреволюционный» [7, с.607]. Образно говоря, правительство И.Надя декларировало «косметический ремонт» практики социализма в стране, на деле же оно приступило к серьезным структурным реформам самой системы. Встал вопрос о стратегии развития Венгрии, о социалистической системе в целом. Кардинальная смена курса не устраивала слишком многих как в самой Венгрии, так и в СССР и странах народной демократии – соседях ВНР. Ведь социалистическая Венгрия являлась важным звеном в системе как экономического сотрудничества в условиях «холодной войны» (Совет экономической взаимопомощи (1949) и др.), так и союзником по ряду иных договоров, например - военно-политической Организации Варшавского договора (1955).
Оппозиция, используя поддержку на правительственном уровне и контроль над СМИ, дезориентировала и вынудила занять позицию невмешательства армию, органы госбезопасности и полицию. Далее последовала коренная ломка системы госуправления, чистка ее от выдвиженцев Ракоши-Герэ, выстраивание параллельной системы власти и управления. Не только номинально, но и фактически власть переходила к вдохновленной первыми успехами оппозиции. Инициативу на местах развивали вышедшие из подполья и амнистированные «узники совести» - бывшие нилашисты и хортистские офицеры, жандармы и откровенно уголовные элементы. С первых дней волнений они захватывали и громили заводские парткомы и местные Советы, с помощью изощренной демагогии натравливали население на партийных и советских работников. Так, например, в г. Мадьяроваре, где оппозиционные настроения еще небыли сильны, на грузовиках прибыло несколько сот мятежников, разгромивших райком партии, общественные учреждения, убив и ранив более ста человек. [12]. Безусловно, сопротивление отрядам оппозиции имело место как в Будапеште, так и в провинции, однако не носило массового и организованного характера в масштабах страны [4]. Без оружия, опытного руководства, при ограниченной информированности о происходящем и тотальном информационном прессинге вчерашних диссидентов, при параличе государственных и партийных органов, при покровительстве председателя правительства врагам социалистического строя эти попытки были обречены. Стремления рабочих организовать советы и дружины с целью охраны предприятий от бесчинств бандитов и засылаемых управляющих «новых старых» хозяев сталкивались с умелым саботажем оппозиции, внедрявших в рабочие советы своих агентов влияния. Несколько таких советов возглавили бывшие хортистские офицеры и уголовники, в других советах те же элементы заняли влиятельные позиции, дезориентируя и направляя в нужное им русло инициативы людей труда [12; 30]. В провинции советскую сласть уничтожали бывшие хортистские исправники, старосты, кулаки, бывшие жандармы и хортистские офицеры, освобожденные из тюрем «жертвы режима». Так, например, в г. Сексард Национальный комитет возглавили бывшие главные исправники Март, Фаркаш и Шимон. Руководителями районного совета стали бывшие исправники А. Петэ, Д. Таба и Л. Мезэ. В селе Фюзешабонь кулацкая банда Я.Гала устроила расправу над местным активом, разрушила памятник советским воинам-освободителям, захватила оружие в полицейском участке, похитила деньги из местного райкома партии и провозгласила руководителем села бывшего хортистского старосту Фечке. Под руководством последнего был создан «рабочий совет»… В селе Мезетаркень мятежники устроили зверскую расправу над председателем сельсовета его девятилетним сыном… В г. Мишкольце бандиты казнили 22 человека. Офицеров полиции повесили на памятнике советским воинам… В г. Озде мятежники зверски замучили и повесили перед зданием рабочего совета трех человек… В г. Кишкунмайше мятежники казнили 61-летнего Йожефа Немети – участника рабочего движения 1919 г., референта городского совета по вопросам промышленности и торговли; избили однорукого парализованного Лукача Куклиша - члена комиссии по пользованию пастбищами. Расправы продолжились. Из кулаков, спекулянтов, бывших жандармов и уголовников был создан «рабочий совет» села. Новым полицейским начальником был провозглашен бывший жандармский сержант И. Карчу… В селе Чорна 26 октября 1956 власть захватили хортистские офицеры: один из них стал председателем сельского «Национального комитета», а другой провозгласил себя военным комендантом и организовывал из бывших хортистcких офицеров «особый отряд», терроризировавший всю округу [12]. В условиях идеологической дезориентации населения, монополии оппозиции на СМИ и разгула терроризма Венгрия медленно, но верно повторяла путь Италии и Германии 20-30-х годов. Западную прессу трудно заподозрить в лояльности режиму социалистической Венгрии, однако в эти дни ее корреспонденты писали: «В Венгрии появились признаки хортистского путча 1919 года» («Франс Пресс»); «Венгерские фашисты хлынули из‑за границы в Венгрию… Существует возможность установления крайне фашистского режима под руководством последователей Хорти и Салаши» («Рейнольдс ньюс», Лондон) [12].
Мятежники под предлогом освобождения политзаключенных освободили из тюрем прислужников фашистского диктатора Хорти и около десяти тысяч уголовных элементов, которые немедленно принялись сводить счеты с коммунистами, убивать и грабить. Так, например, из тюрьмы «Марианостра» были освобождены бывшие хортистские министры и военные преступники (А. Кундер, И. Антал и др.). Вышел на свободу и сотрудничавший с фашистами кардинал Миндсенти, вскоре посетивший танковый полк венгерской армии в Ретшаге по приглашению замкомполка майора А. Палинкаша – бывшего хортистского офицера, сына активного подавителя революции 1919 года маркграфа Паллавичини. 31 октября кардинал прибыл в Будапешт во главе бронеколонны ретшагского полка. 3 ноября он выступил по столичному радио с осуждением прежнего режима. Кардинал Миндсенти, эксплуатируя авторитет католической церкви, стал знаменем буржуазной реставрации и верным помошником ненадолго захватившей власть оппозиции. На него равнялись возникшие, словно грибы после дождя консервативно-клерикальные партии и организации [4;12]. Не проведенная своевременно денацификация дала обильные всходы.
Политическое руководство СССР явно не ожидало от венгерской оппозиции такой воли и стремительности в действиях. Президиум ЦК КПСС во главе с Н. С. Хрущевым мучительно искал пути урегулирования конфликта политическими средствами. Однако ситуация стремительно выходила из-под контроля. Генералитет, еще достаточно живо помнящий освобождение Венгрии и бои под Балатоном, не особо сдерживался в вариантах. Кроме того, достаточно непросто проходило урегулирование ситуации в Польской Народной Республике после кровавых «Познанских событий» (28 июня 1956 г.). Осложнилась геополитическая ситуация, требуя от СССР демонстрации силы. Основным фактором глобальной напряженности стал знаменитый «Суэцкий кризис» - агрессия Великобритании, Франции и Израиля против Египта в ответ на национализацию им Суэцкого канала (конец октября 1956 г.). Посол СССР в Венгрии Ю.В. Андропов также был склонен к применению силы и подавлению мятежа на ранней стадии. Взывали к воле Политбюро КПСС венгерские коммунисты-консерваторы. С правительствами других социалистических государств начались консультации по межпартийным и дипломатическим каналам, итогом чего стала «Декларация об основах развития и дальнейшего укрепления дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и другими социалистическими государствами». В ней советское политическое руководство дало самокритичную оценку межгосударственных взаимоотношений со странами народной демократии, декларировало равноправие в развитии дальнейшего сотрудничества с ними. Предлагался путь обсуждения имеющих место трудностей, проблемных вопросов – например, пребывания советских войск в других странах, в частности – в ВНР [4; 7, с.607].
Однако ситуация в Венгрии стремительно накалялась, требуя неотложных мер. Во второй половине октября начался массовый исход партийных и советских работников, сотрудников полиции и госбезопасности вместе с семьями в приграничные районы. В свою очередь, подготовленные в Западной Европе диверсанты сконцентрировались у австро-венгерской границы и протяжении всего октября группами численностью до нескольких десятков человек доставлялись в Венгрию на санитарных самолетах, автомашинах, контрабандными тропами. Пограничники номинально нейтральной Австрии открыли все пути вооруженным бандам; венгерские пограничники также не стали для них серьезной преградой. Более того: правительство И.Надя сделало все, чтобы легализовать бандформирования оппозиции в качестве гаранта своего «нового порядка», распустив 29 октября армию и полицейские формирования. Их некоторые офицеры и оружие стали служить новому режиму – правда, процесс этот так и не был завершен по не зависящим от И.Надя обстоятельствам. В тот же день бывший хортистский офицер генерал Кирай Бела по предложению И.Надя стал шефом «революционного комитета поддержания порядка», занявшись организацией «национальной охраны». Пост военного министра ранее уже занял Пал Малетер – бывший хортистский офицер, дослужившийся в народной армии ВНР до полковника и в первые же дни мятежа переметнувшийся на сторону оппозиции, за что и получил от И.Надя генеральские погоны и портфель министра. Новое правительство явно ушло в крайне правый уклон, заигрывая с западными дипломатами, щедро раздавая новые посты, награды и погоны всем, кто был связан со старым строем и ненавистью к народно-демократическому режиму. Прекрасно понимая, что без армии и полиции государство напоминает бесхребетную медузу, опытный аппаратчик И.Надь не только ломал старую систему, но и выстраивал новую, не лишенную недостатков нездоровой конкуренции. Он желал привлечь максимум сторонников нового курса, сглаживая противоречия между ними виртуозным лавированием, постоянно напоминая о перспективах и общем враге. Так было и в случае с «силовиками». В ночь на 31 октября махровый контрреволюционер К.Бела получил очередной пост - руководителя «революционного военного комитета Венгрии», собирая вокруг себя бывших хортистских офицеров и назначая их на ключевые посты. 3 ноября К.Бела возглавил пресловутую «восьмерку» подполковников и полковников полиции и армии, переметнувшихся на сторону едва зацепившейся за власть оппозиции [12]. Нечто подобное повторится позже при разрушении СССР.
Активность фашиствующих банд в самой Венгрии активизировалась. В ночь на 30 октября они окружили столичный горком партии, а утром начали его осаду с применением пулеметов и артиллерии. Ворвавшись в здание, они устроили жестокую расправу над своими пленниками: растаптывали насмерть партработников, вешали за ноги офицеров, издевались над трупами… [4; 12]. В рядах мятежников находились военнослужащие отдельных частей венгерской армии. С их помощью были захвачены зенитные установки ПВО и иное тяжелое вооружение [4; 24]. В дальнейшем трофейные зенитки, противотанковые орудия наравне с фаустпатронами и бутылками с зажигательной смесью были с успехом применены против советских танков [24].
В таких условиях 31 октября 1956 г. высшим политическим руководством СССР было принято решение о проведении новой военной акции в Венгерской Народной Республике. В действие вступил план операции «Вихрь», осуществляемый под непосредственным руководством маршала Советского Союза И.С.Конева, прибывшего в г. Сольнок. Контингент советских войск начал усиляться за счет переброски в Венгрию частей Советской Армии. 1 ноября началась перегруппировка советских войск, под дезинформиционным прикрытием взявших под контроль важнейшие населенные пункты Венгрии и окруживших ее столицу [7, с.607]. Спецпропагандисты ГлавПУ СА и ВМФ вместе с офицерами отдела спецпропаганды Прикарпатского военного округа провели большую агитационно-пропагандистскую работу среди населения и военнослужащих Венгрии. Они распространяли листовки и газеты на венгерском языке, устанавливая связи с новыми властями, политическими и общественными организациями, молодежью и другими социальными группами, помогая им в налаживании деятельности собственных СМИ [7, с.608-609; 14]. Данный фактор сыграл не последнюю роль в формировании положительного общественного мнения в Венгрии и СССР относительно роли советских войск в происходящих событиях. Однако контрпропагандистские мероприятия в Западной Европе и США такого успеха не имели.
1 ноября в ответ на ввод нового контингента советских войск И.Надь объявляет о выходе ВНР из Организации Варшавского договора, «нейтралитете» Венгрии, апеллирует к ООН в защите суверенитета. Ряд венгерских газет начал выходить с кирилличными заголовками типа «Русские, пойдите домой!», участились русскоязычные радиопередачи на подконтрольных оппозиционерам радиостанциях, ориентированные на моральное разложение советских солдат. В западных СМИ начинается антисоветская истерия. Активизируются диссидентские группы в странах народной демократии и самом СССР. Советское политическое руководство 1-3 ноября проводит экстренные международные переговоры, получая поддержку своему решению по использованию силы при наведении порядка в ВНР и прекращению антикоммунистического террора у руководства Югославии, Польши, Румынии, Болгарии, ГДР, ЧССР, Китая. Страны Запада заняли позицию нейтралитета, будучи вовлеченными в «Суэцкий кризис» и свои внутренние проблемы. Как отмечает российский исследователь Н.Л.Волковский, «Вашингтон был вынужден выступить против своих союзников, к тому же Президент США Д.Эйзенхауэр был занят предвыборной компанией. 27 октября, выступая в Далласе, Госсекретарь Д.Даллас публично провозгласил политику невмешательства в венгерские дела, а в личном послании Председателю Совета Министров СССР Н.С.Хрущеву Эйзенхауэр заявил об отсутствии интереса США к венгерским событиям, так как это внутреннее дело советского блока. Однако американские радиостанции продолжали воодушевляющее вещание на Венгрию, слушая которое восставшие верили, что соединенные штаты Америки придут к ним на помощь» [7, с.607].
В Венгерской республике началась контртеррористическая операция, в которой были задействованы части более десяти советских дивизий. Боестолкновения продолжались до 10-11 ноября, главным образом в столице. Советские войска столкнулись с организованным сопротивлением вооруженных мятежников, установивших влияние на часть местного населения - где с помощью пропагандистских мероприятий, а где и с помощью акций террора и устрашения. Вокруг Будапешта и в самом городе возводились оборонительные соединения; численность вооруженных мятежников составляла около 60 тыс. чел. Они располагали стрелковым и тяжелым вооружением, в т.ч. около 100 танков. Здесь уместно провести аналогии с ситуацией на Северном Кавказе 1990-х гг. Ведь и в Венгрии 1956 года, и в дудаевской Ичкерии к бандформированиям, помимо романтиков из числа националистически ориентированной интеллигенции и романтически вдохновленного юношества примкнуло значительное количество маргинальных и откровенно уголовных элементов, имевших свои счеты к давшему слабину режиму.
Картина Будапешта периода мятежа образно представляла собой кипящий котел: тут и гордо марширующие с оружием юнцы, и бьющиеся в истерике ораторы на импровизированных трибунах, и следы мародеров в богатейших универмагах «Корвин» и «Диватчарнок», магазинов на улице Ракоци и др. Пока правительство Надя делало демагогические заявления о «революции» и «демократии», «коалиции» и «независимости», фашистские банды расстреливали из пушек правительственные и партийных здания, вешали своих политических оппонентов, вырезали их вместе с семьями, не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей [12; 14; 24].
Зверства так называемых сегодня «борцов за демократическую Венгрию» хорошо помнят очевидцы тех событий. Советские корреспонденты С. Крушинский, В. Маевский, П. Ефимов и М. Одинец, находившиеся в это время в Будапеште, приводят в своем репортаже следующие «героические подвиги» захвативших столицу социалистической Венгрии бандитов:
«Наши венгерские друзья рассказали нам множество историй, от которых холодеет кровь в жилах. Мы находили подобные истории также в фашистских газетных листках, которые нередко сами описывали злодеяния контрреволюции ради своего рода бахвальства.
В одной из таких газет, «Мадьяр фюггетленшег», некто «К. А.», цинично смакуя подробности убийства, описывал, как фашистские головорезы вешали человека. «Он выбежал из подвала горящего дома, – говорилось в статье, – держа на руках белокурого четырехлетнего сынишку… Ему не удалось спастись… Его труп был повешен за ноги на дерево и висел там, залитый кровью… Бледный от пережитых ужасов, ребенок потерял сознание…»
В газете «Мадьяр гонвед» рассказывалось, как бандиты повесили человека на углу улиц Керута и Аради‑Утца. «Я это видел, – пишет автор заметки в газете, – там он висел на дереве с простреленной головой, удивительно, как затянула шею веревка».
Бандиты повесили несколько человек на фонарях по улице Ракоци. На площади имени Москвы около 30 человек были повешены на деревьях головами вниз, облиты горючим и сожжены заживо.
Палачи расстреливали женщин, стоявших в очередях за хлебом. Так было на углу улиц Изабеллы и Ласло Рудаша, где фашистские бандиты открыли огонь по стоявшим в очереди женщинам. На площади у парламента хортистские палачи устроили кровавую бойню, расстреляв мирных людей. На одной из улиц убийцы бросили в подвал коммуниста вместе с его женой и детьми, а затем залили подвал водой.
Людям выкалывали глаза, выламывали пальцы из суставов, били железными палками, и все это лишь за то, что они симпатизировали народной власти.
В Мишкольце, Варпалоте и других городах разъяренные бандиты вешали секретарей парторганизаций и рядовых коммунистов.
В городе Матэ Залка бандиты устроили еврейский погром. Фашистские молодчики стреляли в дома, где спали мирные жители, избивали людей, выволакивали их на улицы, били окна, поджигали здания.
Список злодеяний фашистских преступников в Венгрии можно было бы продолжать без конца. Радио Ньиредьхазы сообщало, что в селе Вашмедер фашисты зверски убили крестьянина Матолчи, в селе Ибань изуродовали учителя Яноша Хорвата.
В Будапеште контрреволюционеры бросили в тюрьму на улице Фе 300 человек, которых они хотели казнить. Но люди были спасены советскими войсками, вступившими в Будапешт по просьбе Венгерского правительства для оказания помощи в борьбе против белого террора. В тюрьме по улице Марко ожидали смерти 150 человек. Их также удалось спасти.
Корреспондент французской буржуазной газеты «Монд» писал в эти дни: «То, что случилось в последние дни октября в Будапеште, можно рассматривать как охоту на людей». Он добавил, что своими глазами видел людей, повешенных на фонарях и балконах. Будапештские корреспонденты многих других буржуазных газет приводили факты чудовищных злодеяний контрреволюционных банд.
В Будапеште насчитываются тысячи людей, зверски убитых фашистами, а сколько было убито фашистами во всей Венгрии!..
Позднее все эти отдельные факты слились в наших глазах в общую картину – мрачную, кровавую картину белого террора в Венгрии. Это случилось, когда в наших руках оказалась выпущенная Венгерским правительством «Белая книга» [12].
Впрочем, далеко не везде события развивались по будапештскому сценарию. К примеру, в г.Сегеде власть захватили оппозиционеры из числа интеллигенции, опиравшейся в основном на вооруженные отряды распропагандированной местной профессурой студентов. Кровавых массовых бесчинств в этом городке не отмечалось; не желая кровопролития, вооруженные оппозиционеры без сопротивления сложили оружие перед прибывшими советскими войсками. В сельской местности в целом оппозиционные настроения не имели распространения.
Один из членов правительства И.Надя – Янош Кадар,[1] первоначально поддержал инициативы мятежного премьера, осудив бюрократизм и перегибы в социально экономической политике прежнего руководства Ракоши – Герэ, за что и получил место в правительстве. Официальное руководство Венгрии стремительно «правело», заигрывало с амбициозными лидерами оппозиции – П.Малетером, И.Дунашем, К.Бела, кардиналом Миндсенти и их клиентелами. 1 ноября 1956 г. Я.Кадар покидает правительство И.Надя. С ним уходят Антал Апро, Иштван Кошша, Ференц Мюнних, заявившие: «Мы, как члены правительства, потерявшего способность действовать, не можем дальше безучастно относиться к тому, чтобы под прикрытием демократии контрреволюционные террористы и бандиты зверски убивали наших лучших братьев рабочих и крестьян, держали в страхе наших мирных граждан, создавали в стране анархию и на долгое время отдали весь наш народ под иго контрреволюции» [12; 21, с. 95-96]. В тот же день Я.Кадар был тайно переправлен в Москву, где возглавил созданное с группой функционеров Венгерской партии трудящихся новое Венгерское Революционное Рабоче-Крестьянское Правительство (ноябрь 1956 - январь 1958), провозглашенное в венгерском г.Сольноке [4; 21, с. 95]. Центральный комитет сформированной Венгерской социалистической рабочей партии и новое правительство Я.Кадора официально обратились за помощью к СССР.

[1] Кадар (Kadar) Янош (наст. имя - Янош Черманик, Czermanik) (1912-1989) - венгерский государственный деятель. Член венгерской компартии (ВКП) с 1930 г. В годы Первой мировой войны - секретарь ВКП в подполье. В 1945-1951 гг. - член Политбюро и зам генсека ЦК ВКП (с 1948 г. - Венгерской партии трудящихся (ВПТ)), министр внутренних дел. В 1951-1954 гг. в тюремном заключении: осужден по «политическому» процессу к пожизненному заключению. В 1956 г. реабилитирован, восстановлен в Политбюро, избран Первым секретарем ЦК ВПТ, после самороспуска которой (с 31 октября) - один из основателей и член исполкома Венгерской социалистической рабочей партии (ВСРП). С ноября 1956 г. - в составе коалиционного правительства И.Надя. Тайно переправлен в СССР, где возглавил Венгерское революционное рабоче-крестьянское правительство (ноябрь 1956 - январь 1958), сменившее правительство И.Надя. В 1956-1985 гг. - Первый, в 1985-1988 гг. - Генеральный секретарь ЦК ВСРП, в 1988-1989 гг. - Председатель партии. В 1961-1965 гг. - Председатель Совета Министров ВНР. Инициатор курса либерализации внутренней политики и сближения с Западом, хозяйственной реформы (1960-е гг.).
4 ноября по местному сольнокскому радио правительство Я.Кадора обратилось к народу Венгрии, призвав граждан к законности и помощи в восстановлении конституционного порядка. В обращении также говорилось о том, что новое правительство просило командование советских войск, чтобы последнее «помогло нашему народу разбить черные силы реакции и контрреволюции, возродить народный социалистический строй, восстановить порядок и спокойствие в нашей стране» [7, с.608; 16, с.99; 21 с. 94]. В этот же день в Будапеште было опубликовано воззвание к венгерскому народу Революционного Рабоче‑Крестьянского Правительства, в котором оно прямо призывало: «Надо положить конец бесчинствам контрреволюционных[1] элементов» [12]. В свою очередь, Командование Советских войск в Венгрии распространило посредством листовки обращение: «К венгерскому народу! К венграм‑солдатам и офицерам! К вам обращаются Командование Советских войск в Венгрии, солдаты и офицеры, такие же рабочие, крестьяне, интеллигенты, трудовые люди, как вы сами. Мы не для того находимся здесь, чтобы захватить вашу страну. Нам не нужна чужая земля и плоды чужого труда, у нас хватит своей земли и своих природных богатств. Мы вступили в действие по зову сформировавшегося ныне Венгерского Революционного Рабоче‑Крестьянского Правительства, которое заявило нам, что в Венгрии бесчинствуют черные силы реакции. Они стремятся вернуть власть помещиков и капиталистов, отнять завоевания рабочих, землю у крестьян. Появилась реальная угроза возникновения фашизма. Оно заявило нам, что кабинет Надь Имре не может и не хочет бороться с реакцией… Мы обращаемся ко всем венграм, любящим свою Родину, чтобы они, участвуя в общей борьбе, способствовали защите народной демократии и победе священного дела своей Родины, своего народа» [12].
4 ноября было объявлено о низложении правительства И.Надя. Сам он вместе со своим окружением скрылся [23]. Робкие до сих пор попытки партийных и советских венгерских учреждений противостоять «контрреволюции» сменились активной работой, к которым подключились общественные объединения и широкие массы населения – крестьянство, рабочие, студенчество. Ужасы контрреволюционного террора и мощное плечо военно-политического руководства СССР помогли венграм перейти Рубикон и восстановить законность и порядок в своей социалистической республике. Сформированные из рабочих правительством Я.Кадора полки охраны общественного порядка вскоре контролировали почти все населенные пункты. Местное население, почувствовав защиту, не испытывало более тремора перед терактами мятежников, не прекращавшимся и после взятия Будапешта. Не могли его ввести в заблуждение и провокации местных уголовных элементов, переодевшихся в форму советских военнослужащих (например, в г. Сольноке) [12].
Благодаря слаженным действиям советских войск и венгерских патриотов удалось в сжатые сроки разгромить врага, предотвратить массовые расправы бандитов, гибель культурного достояния. К примеру, в столичной тюрьме на Буде более полутысячи будапешцев ожидали кровавой расправы во внутреннем дворе – их спасли советские танкисты. Советские мотострелки спасали, как и в годы Великой Отечественной женщин и детей из горящих зданий, проявляя чудеса героизма, стойкости и отваги. В то же время боевики оппозиции также демонстрировали находчивость и изобретательность в условиях городского боя.
Вспоминает Ураков Григорий Филиппович – участник событий в Венгрии 1956 г., в то время - офицер-мотострелок, лейтенант 57-го гвардейского механизированного полка 17-й дивизии:
- С начала событий в Венгрии был введен всего лишь один корпус, 2-я и 17-я дивизии. После группировка пополнилась за счет переброски частей шестнадцати дивизий из Прикарпатского и Белорусского военных округов. В Будапеште шла самая настоящая война – такого не было с 1945 года. Против советских бронетранспортеров, имевших в то время открытый верх, в условиях городского боя применялись связки гранат и взрывчатки на шесте. С помощью такого шеста из окна или с крыши спускалась связка гранат или взрывчатка над бронетранспортером – трупы солдат сложно было даже разобрать. Благодаря резьбе на гранатах венгерского производства мятежниками изготавливались фугасы из нескольких свинченных гранат, используемых против советской бронетехники. Множество бронетехники было потеряно именно в Будапеште, за все время операции по всей Венгрии – наверное, сотни единиц. Бои в столице были тяжелыми, кровопролитными. Мятежники были хорошо вооружены, современным оружием. На их сторону перешли венгерские военнослужащие целыми частями – так они получили опытных офицеров, современное вооружение – танки, артиллерию – особенно много было у них зенитных орудий. Не немецкие автоматы стреляли в наших солдат – современное вооружение нашего производства, которое поставлялось в Венгрию Советским Союзом в огромных количествах. Вот эти автоматы, орудия, зенитные установки и вели огонь по нашим солдатам, по нашим танкам, бронетранспортерам. С крыш, из окон, подвалов били снайпера. Наши потери были очень большими – мы не ожидали такого сопротивления Наши войска были вынуждены применить авиацию и артиллерию. Местные жители извещались об этом по радио и выходили по специальным коридорам через наши посты. О жертвах среди мирного населения красноречиво говорит впоследствии выпущенная и переизданная у нас «Белая книга», содержащая также фотоматериалы. В ней можно также найти информацию, например, о роли полиции в тех событиях. Примечательно: в рядах мятежников было большое количество иностранных корреспондентов. Особенно экзотично смотрелись шотландцы в коротких юбках, удивляя наших солдат [24].
Сложно сказать, что защищали обороняющиеся «повстанцы», расстреливая с крыш советских солдат и прибывших к ним на помощь венгерских пожарных во время тушения Национального музея в Будапеште. Невозможно сравнить их с защитниками Сталинграда – последние не прятались за спинами женщин и детей, подбираясь к вражеским танкам. Сложно найти оправдание актам вандализма оппозиционных банд на местах захоронений советских воинов-освободителей. Киноматериалы убедительно свидетельствуют о пещерном варварстве банд мятежников. На кинопленку ими было заснято разрушение монумента Освобождения на горе Геллерт, зверские казни политических противников и просто подозреваемых, костры из книг на улицах Будапешта [12]. Даже памятник своему соотечественнику - капитану Штеймицу, - и тот был разрушен. Тому самому венгру Штеймицу, служившему в Красной Армии и отправленному в качестве парламентера в осажденный Будапешт с предложением сдаться, спасти от разрушения город и его жителей. Он был подло убит фашистами в 1945 г. Как охарактеризовать разрушителей монумента герою в 1946 г.?
Вопреки распространяемому в последние годы мифотворчеству относительно всеобщности охвата мятежа в ВНР следует отметить: далеко не все районы республики оказались ареной активных столкновений советских войск и отрядов оппозиции. Такое утверждение основано скорее на мифах, нежели на реальных исторических фактах.
Вспоминает Матвей Яковлевич Никитин – участник событий в Венгрии 1956 г., в то время - офицер-танкист:
- Мы – 32-я гвардейская механизированная дивизия (впоследствии – танковая) 8-й мехармии - были подняты по тревоге 25 октября, прибыли на погрузку в Бердичев, где нас погрузили на эшелон и оттуда - «литером», без остановки – до самого приграничного Берегова. Разгрузились, и сразу же своим ходом идем на Сольнок-Дебрецен-Кечкемет. Когда мы двигались по этому маршруту колонной, мы видели страшные картины. Это было что-то ужасающее… Повсюду валяются трупы. Въезжаем в город Дибрицен: в нас бросают взрывпакеты, взрывчатку. То есть народ был действительно дезориентирован, страшно было смотреть на население. Бросали взрывчатку и в Сольноке. Но самую страшную картину мы видели в Дебрецене: там с послевоенного времени стояла наша авиационная часть и как только была объявлена тревога - офицеры убыли в часть, а вот семьи… Над ними местные мракобесы начали всячески издеваться. Членов советских семей выбрасывали из окон – жен, детей… Это была страшная, ужасающая картина. Там ужас сколько их погибло – все скрыли. Если бы неделю все это продолжалось – там бы не осталось ни одного живого из семей офицерского состава. Много было разбитых машин. Первое время в Венгрии царил самый настоящий бандитизм со стороны этих - не знаю как их и назвать - спровоцированных антигосударственников, противников дружбы с Советским Союзом. Полицейских и видно не было, речи не шло о том, чтобы порядок навести. Криминал царил. Нас, понятно, они боялись – тогда армия на уровне была.
Но нас не задержали в Дебрецене, так как имели задачу перекрыть путь западным немцам со стороны границы и мы двинулись на Кечкемет. Наш полк был послан в города Бекещаба и Сольнок. В них было страшное брожение народа: к танкам идут, «вы оккупанты», то-другое... Их [венгров – С.Ш.] одурачили, убедили в том, что мы, мол, хотим захватить их, превратить в одну из республик Советского Союза – чего мы только не наслушались. Кричали, что мол, Советский союз эксплуатирует все соцстраны – а на самом деле в СССР жили в нищенстве. Не даром говорят – победители живут хуже, чем побежденные. Однако, так агрессивно толпа себя вела в первые дни – 29,30,31-го. Что интересно: мы не произвели ни одного выстрела, хотя в это время нас всячески пытались спровоцировать, особенно когда мы одним батальоном стояли в Сентеше. Я в то время был секретарем комсомольской организации полка, и мне пришлось постоянно быть в батальоне. В Сентеше мы и пробыли большую часть времени; в Кечкемете находился штаб дивизии и я туда ежедневно ездил с докладом.
В Сентеше к нам постепенно начали приходить венгры, с ними мы проводили непринужденные беседы. Я как секретарь комсомольской организации к людям шел. Только развернули полевые кухни (до этого мы располагали только сухим пайком) – начали разъяснительную работу. Первое время нам говорили: «вы – оккупанты, мы не хотим вас». Я их спрашивал: «А что же вы хотите»? Те, кто все это начал хотели одного – подорвать наш Варшавский договор, это было ясно. Цель была одна: оторвать Венгрию, за Венгрией – Польшу, Румынию, Чехословакию... Все это янки спланировали очень красиво, но реализовать не удалось. Потому как сильное руководство у нас тогда было. Я удивляюсь, во что превратили такую великую и сильную державу, как Советский Союз. Американцы и западногерманцы стояли тогда на границе и готовы были войти, но наши передовые части стояли как раз на границе с ФРГ – танк в танк стояли, метров 150 друг от друга. И.Надь очень надеялся на Западную Германию. Тогда, в 1956-м могла начаться полномасштабная война. Поэтому, подчеркиваю: в Венгрии была проведена сложная операция.
Постепенно дела налаживались. В Сентеше была создана комендатура; мы установили патрулирование по городу, чтобы не допустить беспорядков. Выпадов против нас не было – они знали силу. А вот в Будапеште были страшные бои, так как все венгерские войска перешли на сторону И.Надя. Однако от открытия огня венгерская армия предпочитала воздерживаться.
В Сентеше мы начали общаться с людьми и в последнее время они уже называли нас «тешепаэташ» - т.е. «товарищ». К нам приходили юноши, девушки. Я им говорил: мы приехали к вам как друзья, чтобы защитить наш союз Варшавского договора, почему вы так себя ведете? В это время венгерское руководство вело все к тому, чтобы Венгрия
Последний раз редактировалось Eskander 11 дек 2010, 00:55, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 00:54

Венгерский мятеж 1956 г. Окончание

Я лично каждый день с донесением ездил в Кечкемет. И мне однажды довелось с экипажем БТР-40 заехать в Бекещабу, где стоял венгерский полк. Ни кто выстрела не сделал. Вышли несколько человек мадьяр, мы поговорили мирно.
На протяжении двух месяцев мы подружились с жителями города Сентеша, которые постепенно поняли, для чего мы пришли. Они ранее думали, что мы их город займем и останемся. Мы сказали на это: ни в коем случае; как только у вас наладится обстановка мы немедленно вас покинем. И действительно: в ноябре месяце мы оттуда вышли друзьями. Нас провожали и даже сожалели, что мы уезжаем, опасаясь, чтобы войска Западной Германии не вошли к ним. А сегодня нас порочат, говорят, что мы якобы занимались ужасными вещами – это ложь и клевета. Они там сегодня памятники установили каким-то погибшим. Мы же венгров не трогали. Я даже в штаб докладывал: к нам в комендатуру, особенно в последние дни приходили люди, принося каждый раз бочоночек вина, которого у них там было море разливанное. Никаких вооруженных столкновений в нашем районе не было. Помню, был один случай: окружил наш полк бекещабский гарнизон. Дали один предупредительный холостой выстрел вверх из Т-52 – немедленно же были выброшены белые простыни с окон и они сдались. Так был разоружен этот гарнизон, сохранивший верность обанкротившемуся правительству И.Надя. А сегодняшние инсинуации западной пропаганды, особенно то, что идет от Буша – это страшное дело. И тогда, и сейчас этот информационный накат идет для того, чтобы очернить наш Советский Союз и Варшавский договор. Да, в Сентеше мы установили комендантский час с 22 до 6 утра, но ни разу ни кого не задержали. Когда видели скопление человек 10-15 – просили разойтись, идти отдыхать – они относились к этому с пониманием и сразу же расходились; они даже горилку нам предлагали сливовую – мы отказывались, ведь службу несли. Может быть на западе республики и были какие боестолкновения - в нашем районе вообще никаких столкновений не было, если не считать холостого выстрела и белых простыней венгерских солдат в Бекещабе.
После ноябрьских праздников мы вернулись из Венгрии на свои зимние квартиры – в г.Бердичев, без потер [14].
7 ноября правительство Я.Кадара прибыло из Сольнока в Будапешт и приняло присягу и, преодолевая серьезные трудности, приступило к восстановлению системы управления и народного хозяйства. После подавления вооруженного сопротивления мятежники попытались реализовать тактику терактов, диверсий и саботажа с опорой на подконтрольные рабочие советы. Так, например, в Будапеште председателем рабочего совета завода по изготовлению отопительного оборудования оставался бывший владелец этого завода, а в автобусном гараже 11‑го района председателем рабочего совета являлся бывший майор хортистской армии [12]. Благодаря таким руководителям и активистам в других советах удалось на короткий срок парализовать работу столичного общественного транспорта, ряда предприятий Будапешта и других населенных пунктов. Не разоружившиеся оппозиционеры запугивали водителей, минировали трамвайные рельсы, обстреливали общественный транспорт [12]. Новые власти ответили рядом мер, направленных на дельнейший разрыв оппозиции с трудящимися. 9 декабря Президиум Венгерской Народной Республики опубликовал указы о введении в действие с 11 декабря военно‑полевых судов и Положения о вооруженной охране на предприятиях. Также был опубликован указ об их деятельности реорганизацией рабочих советов: «территориальные органы рабочих советов, не имеющие отношения к фабрично-заводской деятельности – распускались; советы на ряде предприятий были переизбраны и получили поддержку отраслевых министерств. Была усилена охрана и дисциплина на предприятиях, повышена зарплата в некоторых отраслях. Назначенная оппозицией на 11 декабря всеобщая 48-часовая забастовка провалилась [4]. Рабочие большинства предприятий вышли на работу, не смотря на непрекращающиеся теракты и угрозы расправы. Нормализация обстановки в провинции также требовала участия советских военнослужащих.
Вспоминает Новицкий Леонид Агеевич – участник событий в Венгрии 1956 г., в то время - ефрейтор-танкист танкового батальона (в/ч 03600) 30-й армии (Прикарпатский военный округ):
- Мы были на сельхозработах, «высчитывали демобилизацию», когда нас подняли по тревоге. Нас подняли по боевой тревоге, погрузили на поезд «Москва-Мариуполь». На нем мы прибыли в г. Новоград-Волынский Житомирской обл. Прибыли в часть. Сразу же нас с танками, боеприпасами погрузили на эшелон и отправили в направлении Львова, в г. Мукачево (Буковина). В Мукачево мы столкнулись с крайне негативным к нам отношением – бендеровский край, в 1939-м к нам он отошел; даже воды не давали попить. Там мы узнали, что нас отправляют в Венгрию. В приграничном г. Чоп мы разгрузились. Перед нами выступил командующий округом генерал Батов: едем выполнять правительственное задание. Навели понтонные мосты через р.Тиссу, переправились. В нашем танке случилась поломка и мы на сутки отстали от батальона, который выдвинулся к Будапешту. Нагоняя его прибыли в г. Мишкольц: улицу перегородила людская стена. Наш танк не пропускают, а давить людей ведь не будешь. На малой скорости, крутя пушкой, оттеснили толпу и «малыми шажками» все же проехали. На магистрали в сторону Будапешта нас встречали крестьяне: выносят оплетенные бутыли с вином, увидел русских – пробует (мол, не отравлено) и тут же угощает. Надо отметить, что крестьяне не участвовали в этих событиях, великолепные были люди, приятно было, как они нас встречали. А вот молодежь студенческая, городская – вот она и была основным участником событий, испытывала ненависть к русским. Именно она перекрывала дорогу на Будапешт, устраивала различные эксцессы. В их рядах мы не видели ни одного пожилого человека. Ни о какой революции или общенародном восстании и речи идти не может. Народ был разделен, причем по поколениям. Бунтовала в основном одурманенная западной пропагандой молодежь. Вместе с присоединившимися к ней военными, западной агентурой они и составили вооруженные отряды, которые в нас стреляли. Они поддерживали И.Надя. Люди постарше все понимали и хорошо к нам относились, особенно те, кто войну пережил. Старшее поколение ориентировалось на Я.Кадора. Да и о молодежи речь может идти только о городской. Крестьяне же все за нас были, в волнениях совершенно не участвовали и очень тепло нас встречали, угощали, беседовали. В общем, прибыли мы во время полнейшего развала всего и вся, в самый разгар заварухи: границы открыты, оружейные склады прямо в воинских частях разграблены, брожение, ненависть…
Наши войска, которые были на территории Венгрии с послевоенного времени, по просьбе И.Надя были выведены с Будапешта. Когда события стали разворачиваться – их назад не впустили. Особой активности они не предпринимали – видимо, получили приказ ждать подкрепления из СССР. Прибыла наша танковая лавина; остановилась. Приказа наступать и открывать огонь не было – и вот вышедшие в пригород венгры ударили по нашим войскам, а мы и ответить не моги, т.к. даже приказа стрелять не было. А воздушно-десантную дивизию из г. Новоград-Волынского перебросили к австрийской границе, т.к. предполагали вторжение американцев. В общем, перебросили наши войска на разные направления, где мы и ждали приказа Конева – главнокомандующего Варшавским договором.
Нагнали мы свою часть под Будапештом, откуда нас послали наводить порядок в г. Сольнок. Там мы провели около трех месяцев. Установили комендатуру, комендантский час. К нам срезу же прибыло много советских женщин с детьми – в слезах, умоляли отправить в Советский Союз; многие из них были замужем за венграми. Они очень боялись расправ, да и мы чувствовали неприязнь к русским. Но отправить их в СССР не могли – ведь ни пограничные венгерские службы, ни консульство наше не работали. Так и жили они около нас. А мы порядок в городе наводили. На перекрестках с 8 утра дежурили наши танки с приданными двумя венгерскими офицерами и двумя полицейскими. Подозрительных обыскивали - даже женщин, у которых изъяли огромное количество браунингов. Небольшие по размерам «дамские» браунинги - где они их только не прятали – и в бюстгальтерах, и еще где-то… Понятно, как новые браунинги бельгийского производства попадали в Венгрию и буквально ее наводнили. Впрочем, изымали самое разнообразное оружие – в том числе и современное стрелковое. Армия ведь разбежалась, оружие разворовали… Элементарный порядок могли только мы навести и оставшиеся на службе офицеры. Поэтому главой города – комендантом - был русский офицер. Через венгерских офицеров мы общались с местными жителями. Местные нам помогали: сообщали о схронах с оружием, о лицах, замешанных в темных делах. Вот последних мы ночью арестовывали, чтобы скопления народу не было. Арестованных проверяли: если ничего подозрительного не обнаруживали, то отпускали. Бастующих заставляли учиться и работать. Бастует женская гимназия – выдвигаемся к ней: окна распахнуты, разбросаны учебники… Как только прибыли наши танки - сразу звенит звонок и начинается учеба. Постоим сутки-двое – учеба идет. Бастует мужская гимназия – едем к мужской. Бастует завод – едем к заводу: там в карты играют, пьют вино, местную водку «палинку», наших солдат угощают. Так мы до Нового года и ездили. А потом нас отправили в г. Деньдеш.
В приграничных районах мы встречались с чехами, с югославами. По варшавскому договору в Венгрии также находились румыны и восточные немцы. Румынские дивизии проявляли жестокость – у них давняя вражда между нациями, как у азербайджанцев и армян. Они веками с венграми воевали. А когда у них комполка убили, то жестко они ответили, много бед натворили. Немцы тоже строгость проявляли, сразу дали понять, с кем имеют дело. И румыны, и восточные немцы также участвовали в боях в Будапеште.
Насколько я знаю, в Будапеште были самые тяжелые бои. Танки наши не действовали без прикрытия, командиры комбинировали штурмовые группы. По танкам били пушки из подвалов – прошивали наш Т-54. Против бронетранспортеров применялись бутыли с горючей смесью и взрывчатка. Но воевали в столице, по большому счету, лишь неделю – мгновение, учитывая то, что город громадный. Разделен он на две части - Буду и Пеште. Больше пострадала Пеште. Не только в столице, но и в провинции были боестолкновения. Впрочем, в открытую они против наших войск не воевали – мы бы их перестреляли, как кроликов, и они это понимали. Поэтому из окон, подвалов гранаты бросали, бутылки с зажигательной смесью. Я свидетельствую лишь о том, что я видел. Мне рассказывали о бое между нашим танковым полком и венгерскими танкистами. Танки у венгров были наши, но старые Т-34. При встрече с нашим тяжелым танком башня «тридцатьчетверки» отлетала метров на тридцать…
Наш батальон в г. Сольноке занял аэродром с венгерскими МиГами. Начали переговоры – стремились обойтись без кровопролития. Через два дня венгерские военные выбросили белый флаг и сдались. Примечательно, что самолетов наших мы в небе практически не видели – только вертолеты иногда к нам прилетали. И вот прибыли наши авиамеханики и занялись «трофейными» МиГами. Да, некоторые танкисты покушались на авиационный спирт – осень ведь, холодно, а мы жили и спали в танках. Но начальство про это быстро узнало. Виновных не нашли, поэтому всех нас построили и заставили смотреть, как спирт из бачков тонкой струйкой выпиливается на землю. Но это частный случай. За мародерство наказывали очень строго: под трибунал и в течение двух часов отправляли в Союз.
Танкистов особенно не любили те, что стреляли в нас: ходят и харкают на танки, а как поймают танкиста – выпустят кишки и повесят. Могучая ненависть у них была к нашим танкистам. Форма у нас особая - вот и примечали, охотились, отлавливали, подкарауливали во время комендантского часа, обстреливали. Раненых наших солдат награждали медалями, как правило - «За отвагу». С нашей дивизии было два Героя Советского Союза - посмертно, сожгли их в танке.
Магазины не работали – мы разгружали машины, заставляли магазины работать. Ведь жители даже продуктов не могли купить – все стояло, ни магазины, на заводы не работали. Мы даже продовольствие по домам развозили. На заводах также наводили порядок – вплоть до того, что план доводили и заставляли его выполнять. О выполнении плана докладывали коменданту. А то как же иначе? Без нас ничего не обходилось, ничего бы не нормализовалось. Как только мы приказ получили, «даванули» их немножко – и сразу все пошло как надо. Правда, все дороги мы им попортили на сто лет вперед – ведь такая лавина танков постоянно перемещается… От Кировоградской области до Будапешта мы добрались за 2 дня. Конев выступал: таких маршев в период Великой Отечественной не было. Под Будапештом мы оказались практически в мгновение. Стоило это и мозолей механикам-водителям, и жертвы были. Помню, в г. Сольноке механик переутомился - уснул прямо на марше и орудием танка въехал в квартиру. Самооткатники повредил, под трибунал хотели отдать, но обошлось. Да, пробил стволом, немного въехал во внутрь… Ночная паника у жильцов была жуткая. Но это несчастный случай: двое суток танкист не спал. Были жертвы и по причине ротозейства местных жителей – так, например, один велосипедист погиб: улочка узкая, а он выехал на танки посмотреть; штанина в педали запуталась или еще что – упал под танк. Это, пожалуй, единственная жертва на счету нашего полка. Мы стремились не допустить разрушений и стреляли только в ответ на нападение.
Прошло время, отношение к нам изменилось, многие подружились с местными. В прочем, кто нас ненавидел – так и остались с этим чувством, даже когда мы ушли. Хотя люди постарше считали эту плюющуюся на танки молодежь ненормальными. Во время комендантского часа ходили к нам венгерки молодые, студентки: окружат танк и начинают свататься. Помню случай интересный: видный у нас такой был один танкист – хохол с Запорожья, парень крепкий, ладный. Одна венгерка полюбила его, а он, шутя так, сказал: ну что приходишь все одна – собрала бы вещи да со мной, в Союз да замуж. Мы посмеялись, она ушла. А через часа четыре пришла с вещами. Едва отговорили: ведь ни консульство не работало, ни на танке ее не увезешь… Плакала. Да и я с семьей местной подружился. Пригласили они меня в гости – я опасался, пистолет взял… Потом они ко мне в гости приезжали в СССР. Да, и о расправах над местными коммунистами, и над советскими семьями, семьями советских военнослужащих, над русскими женами венгров я слышал. Сам, правда, не видел; но не спроста ведь они в слезах на чемоданах у комендатуры сидели. Что тут сказать: подлецы есть в любом народе. И с нашей стороны были неблаговидные поступки: свинтить там что-нибудь, например – это слабость нашего человека.
Пока мы были там 4 месяца, то, понятное дело, пытались досуг сделать интересным. Сначала венгерских офицеров в кабаре поили и на танках по домам развозили. Потом охотник у нас заядлый обнаружился, сибиряк. И вот мы вместе на охоту ходили. В Венгрии порядок такой: раз в год охотникам выдается их охотничье оружие на сезон охоты, а потом сдается в полицию на хранение. Вот мы из этого оружия охотились на зайцев – они там стадами бегали. Некоторые из трофейных пистолетов охотились. К стати, в нарушение приказа латыши, литовцы и эстонцы эти пистолеты не сдали и домой увезли. Ну а мы рады были, что живы остались – нам не до пистолетов было.
Нас многое удивляло в Венгрии: чистота городов, производственная культура, высокие урожаи, выпас свиней беконной породы. В сельский дом зайти приятно, даже в туалет. А у нас туалеты – болезнь всей нашей истории. Колхозов мы не видели – одни сельхозкооперативы: вся земля разделена между крестьянскими хозяйствами паями примерно по 10 гектаров. Крестьянские хозяйства объединяются в сельхозкооперативы и пользуются помощью машинно-тракторных станций (МТС). Венгерские крестьяне нам так и говорили: «Это у вас земли много и вы можете колхозы создавать, а мы всю свою землю перебираем руками». Дома у крестьян добротные, практически в каждом – винный погребок: этому вину 20 лет, этому – 50…
Путин вот недавно принес венграм извинения… Мне лично не за что извиняться. Да, были жертвы – но это нормальное в таких событиях явление. Помню, как эшелоном вывозили наши сожженные танки. Но при всем при этом наши войска в Венгрии не устраивали такую кровавую тягомотину, как он в Чечне – мгновенно навели порядок, как только получили от Конева приказ, разрешающий открывать огонь. Лишь неделю в Венгрии продолжались стычки. Правда, и солдат тогда был другой, и вооружение другое. Танкиста ведь за год не выучишь – это чепуха и профанация. После тренажеров и стрельб только на второй год у танкиста навыки появляются, на третий – опыт, мастерство и сноровка. В Чечню послали первогодок, которые и стрелять-то не умели, а против них воевали те, кто служил еще в советской армии по 2-3 года. Да и кто ж так в городе танками воюет, как они в Грозном?! Что там говорить: Грачев – не Конев. Впрочем, и наши танкисты из 120-й, что в Уручье - не лучше. Мы, когда в армии служили, у родителя не жили и его не объедали. Одна надежда – на контрактников [15].
Сформированное при активнейшем участии Москвы и пришедшее к власти благодаря, главным образом, советским войскам правительство Я.Кадора было приведено на смену правительству И.Надя. Однако впоследствии оно взяло многое на вооружение из идеологического багажа своих мятежных предшественников. С начала 1960-х годов правительство Я.Кадара реализовывало стратегию либерализации внутренней политики и сближения с Западом. Аналогичный курс пытались также реализовать руководители Югославии и Китая, строя социализм со своими «национальными лицами». Несомненно: именно в данном контексте следует рассматривать запущенную Я.Кадором хозяйственную реформу 1968 г., декларировавшую создание более эффективной модели социализма. Ей была уготована судьба пресловутой «косыгинской реформы» в СССР: не реализовав свои цели, в первой половине 1970-х годов она была свернута.
Не выдерживают ни какой критики современные инсинуации относительно на тему «кровавого подавления советскими войсками всенародного национально-освободительного движения в Венгрии 1956 г.». Ибо ни какой народ невозможно заставить жить по навязанной извне, с помощью иностранных штыков воле, что демонстрирует как отечественная история, так и ситуация в Ираке, Афганистане, Палестине, Сербии, Боливии и других странах. В то же время следует отметить: наибольших успехов в информационной войне во второй половине ХХ века добился Запад, что демонстрируют не только события Венгрии и Чехословакии, но и крах СССР [20; 25-27]. Тем более ценен для нас этот опыт кровавых уроков новейшей истории, приобретающий особую актуальность в современных геополитических условиях.
Кровавая драма «венгерских событий» унесла жизни около 3 тыс. человек, из них около более 2 тыс. венгров. Мы не располагаем точными сведениями о том, сколько из них было убито «повстанцами», но можем утверждать с уверенностью – значительная часть. Потери среди военнослужащих Советской Армии составили 1540 чел., из них: убито и умерло от ран – 669 чел., пропало без вести – 51 [19, с.532]. Данные о членах семей советских военнослужащих, погибших и пострадавших от рук террористов, никогда не публиковались. Возможно, в силу ангажированности отмечаемой повторно в этом году даты «венгерского восстания 1956г.» исследователи обратят внимание на данное крайне «неполиткорректное «белое пятно» и получат доступ в архивы венгерской госбезопасности и министерства обороны СССР. Вернувшаяся на путь социализма Венгрия дала крупнейшую с послевоенных лет волну мигрантов и эмигрантов - более 190 тыс. чел. (в том числе и по политическим мотивам), часть из которых возвратилась на родину после наведения порядка. Несколько тысяч венгров были осуждены и лишились своих постов – в их числе члены правительства И.Надя, проявившие преступную пассивность венгерские высокопоставленные «силовики» и др. Я.Берец приводит следующие данные: «Гражданскими и военными судами в период с 4 ноября 1956 г. по 31 июля 1957 г. были осуждены в общей сложности 28 601 человек, причем среди них политические преступления были инкриминированы 6 321 человеку. 70 человек были приговорены к смертной казни, 2 332 человека – к тюремному заключению на срок от 1 года и выше, а 3 581 человек – к заключению сроком менее года. Остальные получили наказания в виде исправительно‑трудовых работ, условного заключения или денежных штрафов» [4].] Значительный ущерб был нанесен культурным учреждениям, объектам народного хозяйства; в ходе боев в столице многие семьи лишились крова и пострадали от мародеров. Советское правительство оказало неотложную и щедрую помощь пострадавшей республике, убытки которой были оценены в 22 млрд. форинтов [10]. Его инициативу поддержали Китай, Румыния и многие другие страны, ставшие на путь социалистического развития.
Советские войска явились решающим фактором разрешения кризиса власти, предотвратили угрозу гражданской войны и потенциального вторжения войск НАТО, сохранили геополитическую стабильность на последующие десятилетия. Тем не менее, имидж СССР в странах народной демократии более потерял, нежели приобрел. Н.Волковский отмечает, что советский агитпроп не смог «найти убедительных доводов для убеждения международного общественно мнения в справедливости советской военной акции в Венгрии», которая вызвала «кризис сознания» среди искренних сторонников марксизма-ленинизма» в Европе и США [7, с.609-610]. 12 декабря 1956 г. на XI сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция, отмечающая вину СССР в «нарушении политической независимости Венгрии». Впрочем, лицо советского политического руководства все более теряло себя в хрущевском волюнтаризме и явных провалах как во внешней, так и во внутренней политике, о чем журнал поместил статью в первом номере текущего года.

Литература:

    * Агент «Володя». Неизвестные факты из биографии Имре Надя // Источник. – 1993. - N1. - С. 71-73.
    * Алексеев В. Венгрия 56: прорыв цепи. - М., 1996.
    * Безушко П.П. Контрреволюционные силы и строительство социализма в Венгрии. - М., 1971.
    * Берец Я. Крах операции «Фокус»: Контрреволюция пером и оружием / Пер. с венг. - 2-е изд. - М., 1981 – [электронный документ] - http://www.fictionbook.ru/en/author/ber ... cii_fokus;
    * Бетмакаев А.М. История новейшего времени стран Европы и Америки. - Ч. 2 (с 1945 г.): Методические материалы – [электронный документ] - http://hist.asu.ru/faculty/metod/doc8.h ... c506867790
    * Венгрия 1956 года. Очерки истории кризиса. - М., 1993.
    * Волковский Н.Л. История информационных войн / Военно-историческая библиотека. - Ч.2. - СПб., 2003.
    * Захарченко В., Попов Ю., Стародуб А. Будапешт, октябрь-ноябрь 1956 г. М., 1956.
    * Кадар Я. Избранные статьи и речи (1957–1960 годы). М., 1960.
    * Контрреволюционный мятеж 1956 в Венгрии // Большая Советская Энциклопедия // http://www.ezi.ru/1/37/419.htm
    * Конфликты в послевоенном развитии восточноевропейских стран. - М., 1997.
    * Крушинский С., Маевский В., Ефимов П., Одинец М. Что произошло в Венгрии (Репортаж). М., 1956 // Read/Download book “Что произошло РІ Венгрии” (Рџ. Ефимов, РЎ. Крушинский, Р’. Маевский, Рњ. Одинец) at FictionBook.lib :: any book as fb2, html, rtf, rb, txt, pdb…
    * Нежинский Л.Н. Очерк истории народной Венгрии 1948-1962. - М., 1969.
    * Никитин М.Я. Воспоминания о подавлении контрреволюционного мятежа в Венгрии 1956 г. / М.Я. Никитин, С.А.Шиптенко. – Редакция журнала «Новая экономика». 27.07.2006. - Audio Compact-Cassette. - 56 min.
    * Новицкий Л.А. Воспоминания о подавлении контрреволюционного мятежа в Венгрии 1956 г. / Л.А.Новицкий, С.А.Шиптенко. – Редакция журнала «Новая экономика». 10.08.2006. - Audio Compact-Cassette. - 82 min.
    * О событиях в Венгрии. Факты и документы. - М., 1957.
    * Петровская Ю. Еще 55 миллионов на свержение Лукашенко // Независимая газета. – 04.08.2006 – [электронный документ] - Еще 55 миллионов на свержение Лукашенко
    * Рейтман М. Сарнов - человек-колокол, который первым сообщил о «Титанике» – [электронный документ] - http://www.lebed.com/1997/art56.htm
    * Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. - М., 2001.
    * Сабо М. «Тихая война»: Воспоминания / Пер. с венг. - М., 1987.
    * Советско‑венгерские отношения. 1948–1970 гг. Документы и материалы. - М., 1974.
    * Стыкалин А. 1956-й: XX съезд и «венгерские события» // Свободная мысль. – 1996. – N 10. – С.101-111.
    * Стыкалин А.С. Советско-югославская полемика вокруг судьбы «группы И. Надя» и позиция румынского руководства (ноябрь – декабрь 1956 года) // Славяноведение. – 2000. – N 1. – С. 70-81.
    * Ураков Г.Ф. Воспоминания о подавлении контрреволюционного мятежа в Венгрии 1956 г. / Г.Ф.Ураков, С.А.Шиптенко. – Редакция журнала «Новая экономика». 28.07.2006, 07.08.2006. - Audio Compact-Cassette. - 22 min.
    * Фейто Ф. Венгерская трагедия или антисоветская социалистическая революция / Пер. с венг. - М., 1957.
    * Холлош Э. Лайтаи В. «Холодная война» против Венгрии 1956 / Пер. с венг. - М., 1985.
    * Холлош Э. Чего они добивались? / Пер. с венг. - М., 1969.
    * ХХ съезд КПСС и его исторические реальности / Под общ. ред. В.В. Журавлева. – М., 1991.
    * Шестаков Б. Буш почтил «героев 1956 года» в Венгрии // Московские новости, 22.06.2006 – [электронный документ] - нПУЛПЧУЛЙЕ ОПЧПУФЙ: вХЫ РПЮФЙМ «ЗЕТПЕЧ 1956 ЗПДБ» Ч чЕОЗТЙЙ
    * Яковлев Н.Н. ЦРУ против СССР. - М., 1985.
Последний раз редактировалось Eskander 11 дек 2010, 00:56, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 01:12

Обращаю внимание. Любая статья на историческую тему, мало-мальски претендующая на объективность должна опираться на документы - фото, кино, видео, свидетельства и воспоминания очевидцев, письменные документы и т.д. В первой статье нет ни одной ссылки ни на один источник, что является типичным для подобных статеек.

Далее ссылки по теме:
Кто такой "лидер и мученик" Имре Надь:
Родился в 1896 году. Воевал в составе австро-венгерской армии. В 1916 году попал в плен. А уже в 1917 вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков), в годы гражданской войны сражался в Красной Армии. В 1921 году вернулся в Венгрию, но в 1927 году бежит в Вену от режима Хорти. С 1930 года живёт в СССР, работая в Коминтерне и Институте сельского хозяйства АН СССР у Бухарина. Был арестован, но тут же выпущен. Причём не просто выпущен, а принят на… службу в ОГПУ. Как позже выяснилось он был завербован ещё в 1933 году и сообщал органам о деятельности соотечественников-венгров, которые нашли убежище в Советском Союзе. Это, возможно, тогда спасло самого Надя. В марте 1938 года его тоже арестовали чекисты из московского управления НКВД, но продержали в кутузке всего четыре дня. За него вступился 4-й (секретно-политический) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД, В дальнейшем чекист Надь занимался «чисткой» Коминтерна в ходе которой которых был репрессирован Бела Кун и ряд других венгерских коммунистов. «Зачистив» Коминтерн от «врагов народа» Надь, фактически расчистил для себя место и стал одним из самых влиятельных лидеров венгерской компартии в эмиграции.
С 1941 до ноября 1944 Надь вполне уютно работал на московской радиостанции Кошут-радио, которая вела трансляцию программ на венгерском языке для жителей Венгрии, бывшей союзницей Германии в войне. Ну и далее - Влад Шурыгин. Кровавый Будапешт. http://shurigin.livejournal.com/82995.h ... 1#t5555251

Кто такой генерал Пал Малетер.
http://www.rudata.ru/wiki/%D0%9F%D0%B0% ... 0%B5%D1%80
http://shurigin.livejournal.com/82995.html
Самым заметным «героем» того времени оказался начальник строительных частей полковник Пал Малетер, как это не смешно - ещё один советский агент, бывший офицер хортиской армии, попавший в плен в 1944 году, прошедший подготовку в советской разведшколе и заброшенный в Венгрию с заданием организовать партизанский отряд. Именно он стал военным лидером путчистов, правда перед этим успев отдать приказ танкам стрелять по «мятежникам» и лично расстреляв двух пойманных студентов. Но когда наступавшая толпа фактически не оставила ему шансов, он отдал приказ солдатам перейти на сторону народа и сам объявил о своей верности Имре Надю. Надю настолько был нужен хоть один перебежавший на его сторону старший офицер, что он спокойно закрыл глаза на расстрел, учинённый Малетером, и назначил его первым заместителем министра обороны.
Последний раз редактировалось Eskander 11 дек 2010, 01:24, всего редактировалось 1 раз.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение Eskander » 11 дек 2010, 01:39

Еще ссылки по теме:

ВЕНГРИЯ ? СССР: ДРАМА 1956 ГОДА http://www.tellur.ru/~historia/archive/04/hungary.htm

http://community.livejournal.com/3a_cccp/360800.html - и эти сука людоеды говорят, что это мы дикари затоптали "грязными сапогами" их ебучую демократию.
Аватара пользователя
Eskander
Постоялец
Постоялец
 
Сообщения: 243
Зарегистрирован: 14 май 2010, 02:09

Re: Венгерская "революция" 1956 года

Сообщение БАРС20 » 11 дек 2010, 17:45

С почином , Искандер , так держать !  Жду за пшеков , как мы их там жутко и беспредельно истебляли ?!  Чистим-чистим  зёрна от плевен
тот кто закапывает меч , обречён целовать кандалы
Аватара пользователя
БАРС20
Мастер
Мастер
 
Сообщения: 1953
Зарегистрирован: 05 фев 2010, 21:01
Откуда: Екатеринбург

Re: Re: Венгерская

Сообщение Edelweiss1968 » 17 янв 2012, 05:32

в этих событиях принимал участие мой покойный отец. он тогда в учебке служил. построение личного состава и команда: трактористы- 3шага вперед! после чего их отдельно собрали и получив сухпай, вместе с офицером отправили в Мукачево , там неделя на слаживание и вперед. первоначально они заняли ключевые точки города, поставили многие из постов на перекрестках, вначале была мертвая тишина, редко когда кто свой нос высунет из окна , а потом началось! пользуясь тем что приказа на открытие огня начался обстрел постов из стрелкового оружия. пост где стоял танк отца был поставлен без особой фантазии- до основной части блока, где можно было принять пищу и согреться было метров 50 чистого асфальта. на посту на один танк было два экипажа , и они менялись между собой. танк покидали чрез десантный люк в днище от туда рывком до угла и долгожданный отдых. одна такая пробежка оказалась фатальной для экипажа- отец успел забежать за угол, а всех остальных расстреляли из пулемета. стрелять по домам в которых сидели стрелки было запрещено. отец сказал что в таких случаях просто разворачивали башню орудием к корме и танк превращался в таран. дома у венгров в большинстве традиционно строились двухэтажными. на первом этаже хозпостройки, ну а второй этаж жилой. когда танк пролетал чрез дом дом просто оседал. как после землетрясения. за 1956год у моего отца была медаль"за взятие Будапешта" и еще две медали венгерские.
на небе -Бог, на Земле-Россия
Аватара пользователя
Edelweiss1968
Свой человек
Свой человек
 
Сообщения: 3314
Зарегистрирован: 06 янв 2012, 00:04
Откуда: из СССР

Re Венгерская революция 1956 года

Сообщение OaCharles92 » 14 фев 2017, 20:44

Уважаемый zhukow, Эти сканы не видят в инете Только мы с Вами... попробуйте выложить через Галереи. или Радикал...

Ну, карты замечательные... А на что там надо обратить внимание в первую очередь?
OaCharles92
 


Вернуться в Историческая правда

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1